Мартышкин труд

Давным-давно я наблюдала – как моя мама мыла полы на кухне в доме своих родителей. Мыла как полагается, без швабры. У меня до сих пор стойкое убеждение от моей мамы, что швабра только развозит грязь, а чистый пол можно достичь, только если нагибаешься и руками подтираешь тряпкой, многократно ее ополаскивая.

Но это было лирическое отступление. Я люблю чистый пол.

Это вот самое мытье полов дедушка, сидящий тут же на старенькой табуретке, назвал «мартышкиным трудом». Дедушка по-доброму усмехнулся и сказал своей дочери, ползающей тут с тряпкой: вот ведь, прибегут да натопчут опять. Это было про 6 внуков, которые тусовались в этом доме целое, преславное, до сих в моем мозгу радужное, лето.

Эта фраза «мартышкин труд» так и застряла с тех пор у меня в голове, вместе со стареньким дедушкой и его добрым лицом и мокрым, сияющим полом. Почему «мартышкин»? Потому что труд этот не принесет длительного результата, как бы мы ни старались. Закон жизни такой: время собирать и время разбрасывать, время топтать пол, и время его мыть. Ничто не длится вечно, и никакие наши усилия не смогут это изменить. Это выражение долгое время вырывалось у меня не с добродушной улыбкой, как у видавшего виды дедушки, но скорее с раздражением и сердитостью от сознания своего бессилия. Но постепенно, на что потребовалось много времени, я стала, помимо горестного вздоха о том, что опять и вообще сколько можно, задавать вопрос посреди этого мартышкиного занятия.

Я зашла в сарай, в котором дети стали в последнее время пропадать часами. Они мастерят приманки для рыб, потому что недалеко маленький пруд, в котором плавает огромная щука, которая уже стала сниться некоторым детям по ночам, и которая уже несколько приманок утащила, порвав леску. Зашла и – ой мамочки мои, что тут творится.

Этот сарай я вчера собственноручно убрала, организовала все по полочкам и подмела.

А на дворе осень, и листья так и сыпятся, и не убывают. И как каждую осень, дети протестуют – мама ну что за бесполезный труд. Зачем это делать, когда назавтра будет еще куча не мала.

А дома сидит большой мальчик, который учится на дистанционном обучении и нет-нет да оторвется от своего компьютера и тяжело вздохнет: преподаватель дает задания подчас бесполезные, которые или повторяются, или не имеют никакого отношения к оценке. Он уже начинает понимать взрослый мир, в котором не каждый делает то, что имеет смысл, а в основном делают то, что удобно.

Я столько раз говорю детям и убеждаю их о чем-то, а назавтра никакого результата от этого не будет.

И в служении тоже много такого. Я смотрю, как из воскресенья в воскресенье мой муж проповедует о Благой Вести и о том, что хочет от нас Иисус. Как верные служители учат каждую неделю из Слова о святости и благодати Бога. Но служение закончилось, захлопнули Библии, разошлись по своим делам – обратно к своим средствам управления жизнью, обратно к своему собственному мировоззрению, которым и будут питаться всю неделю, до следующего воскресения.

И вопрос, который я задаю себе и которому я начала учить своих детей, звучит примерно так:

«Как ты можешь показать свой страх перед Богом, когда твое расписание на сегодня выглядит как мартышкин труд?»

«Как страх перед Богом выглядит в служении, не приносящем плода?»

«Как страх перед Богом выглядит, когда я учу детей, но не вижу перемен?»

«Как благоговение перед Богом выглядит, когда снова бардак, и снова убираться?»

«Как я могу ходить в страхе перед Богом, когда преподаватель задает то, что делать не хочется?»

В каждой ситуации это будет выглядеть по-разному, но в каждом из этих случаев страх перед Ним не даст мне роптать и ворчать на всю и вся, и не даст мне не слушаться Его. В каждом из случаев главным фокусом для меня будет не мое удовлетворение, или удовлетворение других людей – а улыбка на лице Бога, который и дал меня работу на сегодня, от которого и сыпятся эти листья, и кто держит в Своих руках сердца моих детей. В каждой из этих ситуаций мной будет руководить не мое понимание эффективности моих усилий, но мое осознание Его присутствия. Псалом 147:10-11 нам говорит о том, что приносит радость Богу: «Не силе лошади Он радуется и не к человеческим ногам благоволит, Господь благосклонен к боящимся Его, к надеющимся на Его милость». Это просто необыкновенная истина: мы можем каким-то образом доставить Богу удовольствие. То, как мы ходим сегодня, о чем говорим, и какой тон используем в социальных сетях – вызывает или Его улыбку, или гнев, или скорбь.

И мы с нашим мартышкиным трудом тоже можем принести Ему радость — не достигнутым результатом, а тем, как мы выполняем его и с каким сердцем подходим к нему.


Один ответ на “Мартышкин труд

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.