Про вину и стыд

Я столкнулась с одной женщиной в магазине, которая ходила некоторое время в церковь. В ее жизни произошли проблемы, навлеченные ее решениями ходить по плоти. После многих разговоров, увещеваний, и уверений, что во Христе она может найти прощение, а в церкви – принятие при покаянии, она перестала ходить в церковь. И сейчас, увидев меня, она отвела взгляд, сделала вид, что не заметила. Ее чувство вины и стыда встали между нами стеной.

Наши социальные сети в последние пару лет превратились в некого дядюшку – или бабушку, которая то и дело покрикивает на нас: опять без шапки. Обвиняет нас в недостатке заботы о бедных, в излишней строгости, в излишней мягкости, недостатке чувствительности или в мягкотелости. Смотрит осуждающе на нас картинками со здоровой пищей. Мы чувствуем осуждение и обвинение, «угадываем» чужие мысли о нас, приписываем мотивы другим – и ненароком превращаемся из осужденных в судьи.

В моих душепопечительских беседах всплыла еще одна проблема, которая мучит многих христиан. Вина, как сказал Дж. Миллер в своей книге «Сердце слуги-лидера», — это своего рода эпидемия, захватившая наше поколение христиан. Стыд, согласно Эду Уэлчу, как токсичное облако, сопровождает чувство вины, и включает в себя другие, связанные с ним «сообщники»: страх перед людьми, боязнь отвержения, желание спрятаться, ощущение неадекватности, грязи, оставленности. Вина говорит: я нарушил какой-то стандарт. Стыд говорит: со мной что-то не так, мне нужно спрятаться.

Вина и стыд могут быть действительными – когда мы нарушили конкретную заповедь Бога. Ответ тут должен быть самим собой разумеющимся: мы идем с раскаянием ко Христу, признавая свой грех и принимая Его прощение и искупление, совершенное на кресте. Мы, восприняв Благую Весть, по идее, должны быть самыми свободными существами на земле.

Эта свобода от вины и стыда возможна, потому что наши отношения с Богом имеют вот такие стороны:

1. Бог вводит нас в Свой дом: Он становится нам Отцом, а Его Сын – первенцем среди множества братьев. Бог усыновил нас и сделал нас сонаследниками Своего Сына. Они принял нас, заблудших, бродивших по своим похотям, в Свой дом, в Свое общение Триединого Бога: мы не рабы, а дети. Чтобы заверить нас в этом положении, Он пролил в наши сердца Святого Духа, дав в залог Самого Себя. – Ефесянам 1:1-14, Римлянам 8, 1 Кор. 1:9. И не только это: Бог также – верный муж, принявший к Себе блудную жену, омывший ее, заплативший плату за ее грех, покрывший ее наготу одеждой Своей праведности, и теперь готовящий ее представить себе «без пятна и порока». (Ос. 2:14-23, Еф. 5:27, Ис. 61:10).

2. Бог вводит нас в зал суда и показывает нам, как Он, Святой Судья, становится нашим оправдателем. Он не устраняет и не отменяет святой закон, обвиняющий нас. Вместо этого Он берет наказание и проклятие этого закона на Себя. И теперь Он смотрит на нас как на святых: Сам Христос, живой, одесную Бога, является нашим адвокатом в этом зале суда. Долг полностью оплачен, прощение оплачено до последней копейки – и пусть Сатана обвиняет нас день и ночь в Божьем присутствии: есть у Сына что сказать на это (Еф. 1:1-14, Рим. 8:1-4,34, 1 Ин. 1:2-3, Гал. 3:10-13, Рим. 3:23-26). 

3. Бог вводит нас в Свой храм и показывает, что Его Сын стал как совершенным Агнцем, чьей крови достаточно, чтобы заплатить за весь наш грех, так и совершенным Первосвященником, вошедшим за занавес, в присутствие Святого Бога с кровью не за свои грехи, но за наши. Нет греха слишком гадкого для той крови, и нет преступления слишком тяжкого, которое не было бы представлено этим Первосвященником (Ин. 1:29, Евр. 9:12).

4. Бог – царь всей вселенной, вводит меня в царство своего любимого Сына из нашего царства тьмы. Он заключает с нами завет. Как в истории с Авраамом в Быт. 15, где Бог знаменует в ритуале с рассеченными животными, что Он понесет наказание в случае, если одна из сторон нарушит завет – так и в нашем новом завете этот Царь понес всю ответственность за нашу неверность. Между нами нет более вражды (Быт. 15, Рим. 5:1, 2 Кор. 5:18-19).

Все эти картины должны дать полную уверенность в том, что мы приняты, как оправданные, как Его дети, искупленный народ и полноправные наследники. Все эти картины должны дать нам необыкновенную смелость в приближении к Богу. И мы, как та блудница, омывавшая слезами ноги Иисуса в Луки 7, отиравшая их своими волосами, должны встать и пойти с миром.

Но при всех этих невероятных картинах нас все-таки гложет чувство вины. Мы все еще хотим сделать что-то, чтобы заработать Его благоволение или хотя бы одобрение людей. Нам все еще трудно смотреть в глаза женщине, которая, как нам кажется, осуждает нас. У нас до сих пор звучит в голове мамин голос. Мы все еще избегаем разговора о теме, ставшей для нас табу, морщимся от стыда при упоминании чьего-то имени.

Что это? Откуда это чувство вины? И что с ним делать?

Заглянув поглубже, мы можем увидеть, что рядом с Божьими стандартами и Его святым законом, мы водрузили и другой, свой, или восприняли тот, что навязывается нам миром. И делаем разграничение в своей голове: пусть я святой, непорочный и принятый, но вот в этой области – виновен и осужден.

Я не очень хорошая жена пастора. У меня не очень хорошо получается читать Библию – не так, как моя подруга. Не получается читать ее так регулярно с детьми, как бы мне хотелось. Я не могу так быстро знакомиться с людьми, как моя сестра. Мои дети страшно любят доширак, а мои печеньки без глютена так и сохнут. Я не успеваю так много, как та мама на инсте. Я не могу поддерживать и отвечать на все мольбы о помощи сиротам, больным, бездомным. И еще – мое прошлое накатывает на меня волной так, что хочется спрятаться от всех.

Это вот липкое облако вины еще и вбирает в себя другую вину и стыд: стыд за то, что мне стыдно. Жизнь под гнетом вины не даст мне ни радоваться моему спасению, ни любить людей искренне, безусловно, ради них самих, а не ради своего чувства отпущения. Под этим гнетом осуждения мы также становимся, сами того не замечая, судьями: судим людей по своим меркам.

Это так странно – зная обо всех реалиях Божьего прощения и искупления, мы все-таки не торопимся вбежать в Его судный зал, Храм, Дом, куда двери распахнуты настежь. Предпочитаем бродить в сумерках своего собственного дома, на стенах которого висят картины наших промахов и грехов, валяются по углам недоделанные списки, раздаются обвиняющие голоса.

Или — чтобы утешить себя — открываем двери для тех, кто советует мне повысить свою самооценку. Кто говорит мне окружить себя людьми, которые будут заглушать те обвиняющие голоса, или которые помогут мне выслушивать эти голоса и давать им твердый ответ о том, что я не такая уж и плохая. Или ударяемся в разрушительные привычки, пытаясь сами притупить боль от этих голосов, заглушить их, затуманить разум, чтобы не видеть картинок.

И этим показываем свое убеждение, что совершенной работы Бога недостаточно на эту мою вину и этот мой стыд. Что есть грехи вне Божьего искупительного плана. Что есть стандарты поважнее Божьих, которые Он просто не учел.

Что делать, когда мы обнаружили такие стандарты, которые обвиняют нас – хотя сам Бог Вселенной оправдывает нас?

— посмотреть хорошенько на этот стандарт и признать, вопреки всему, что говорит мне мир и моя гордость: да, действительно, со мной что-то не так. Да, действительно, я проваливаю все существующие стандарты и требования, и все мои праведные дела и добро как грязные одежды. Это кажется самоуничижением, но на самом деле это простое примирение с реальностью. В духовной нищете — счастье, говорит нам Иисус.

— покаяться в том, что я водрузила рядом с Богом этот стандарт и прислушиваюсь к его голосу, нежели к Божьему. Этот стандарт свидетельствует о том, что мне очень важно. Внешность? Моя добродетель? Мои успехи? С кем я себя сравниваю, когда мне надо сравнивать себя только со Христом? Покаяние — вот ключ к истинной радости и жизни.

— обратиться ко кресту, снова и снова. Он понес мой грех (1 Петра 2:24), наказание за него (Ис. 53:5), стыд (Евр. 13:13), вину (Рим. 3:23,24). Своим воскресеньем Он стал наипервейшим во всем: надо всеми властями и силами и всеми стандартами, нашим Верным Адвокатом, Способным к сочувствию Первосвященником. Бежать снова и снова в Его дом, зал суда, храм, к Его трону. Снова и снова принимать от Него дар усыновления, оправдания, очищения и покровительства.

— просить Его о помощи для жизни, свободной от вины и стыда, просить Его изменить мой образ мышления, который затвердел в своих обвиняющих кругах.

— просить Его помочь мне любить людей Его любовью, как та блудница, что, встав с пола, пошла и стала верно служить Иисусу и Его ученикам. Вина — недобрый господин, он не позволит тебе искренне любить Бога и людей: стряхни с себя его оковы, и иди исполняй то, на что бы сотворён.

— и продолжать идти за Ним, укореняясь в благодати во Христе Иисусе (2 Тим. 2:2).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.