О страхе

Мы пошли в небольшой поход — надо все-таки и зимой бывать на свежем воздухе, хватит сидеть дома.

А тропа шла на горку, довольно-таки крутую. Такую крутую, что в некоторых местах надо было встать на четвереньки и ползти вверх. Только назад не надо оборачиваться. Лезть не трудно, потому что деревья и кусты, и камни.

Наша Надя, для которой страх вообще не типичен, вдруг взяла да и испугалась. Ребенок, который в 1 годик залез на самую высокую горку и со смехом скатился с нее, отталкивал мои руки, когда мы были в бассейне, и вообще всегда: куда старшие, туда и Надя – вдруг сел на камушек, закрыл пухлыми руками лицо и сказал: Все, не пойду.

Никакие уговоры и предложения помощи не помогли. Никакие примеры детей, которые уже забрались и увидели классный вид, не были услышаны. Ее ручки были настолько крепко прижаты к лицу, что я не могла даже толком ее обнять. Надя сидела на камушке так, СЛОВНО ОНА БЫЛА СОВЕРШЕННО ОДНА, НАЕДИНЕ СО СВОИМ СТРАХОМ. Ну и что, что мои ноги крепкие, ну и что, что я никогда ее не подводила, и мои руки всегда поддерживали ее. Вокруг нас летал пух из ее курточки, которую мы успели порвать, над нами было синее небо, и я думала: ой, как это похоже на нас.

В нашем страхе мы ведем себя так, словно нет с нами Бога. Вот Он, рядом, но Его присутствие нереально и не значимо на данный момент. Все, что я вижу сейчас, это сам страх – и мое собственное решение этому страху. Сяду, уткнусь во что-то. Спрячусь-отдалюсь от страшного. И ничего, что Бог-то ведет нас по путям «праведности ради имени Своего» и Его посох и жезл всегда с нами (Пс. 22). И что Он Сам прошел через долины смертной тени, победил смерть, испытал самое ужасное – это должно удвоить-утроить нашу уверенность в Нем. И Его слова: Никто не вырвет моих овечек из Моей руки (Ин. 10) – должны звенеть в наших ушах громче голоса страха.

Обняла мою плюшку, приблизила к ней свое лицо, и через сжатые пальчики говорю туда, где слезы и страх завывает со дна: ну хорошо, моя радость, я не буду заставлять тебя лезть наверх, но тебе надо довериться мне, встать и пойти своими ногами за мной вниз. Вот моя рука.

Мы благополучно спустились, в сопровождении пуха, а мимо нас бежали вниз остальные дети, которые уже успели насладиться вершиной. Надя быстро пришла в себя, а я в уме положила закладочку: надо будет еще вернуться к этому разговору.

Вот некоторые мысли о страхе

  • Страх – нормальная реакция на вещи, которые, как нам кажется, имеют какую-то угрозу. Это защитная реакция, встроенная в нас самим Богом, чтобы мы могли избегать опасностей. Сам по себе страх не имеет моральной окраски. Однако, как и все эмоции, они тесно связаны с тем, во что верит наше сердце и чего оно желает, и поэтому в работе со страхом необходимо смотреть на эти вопросы:

Почему это страшно мне?

Что этот страх говорит о моем представлении о Боге?

Что я больше всего хочу сейчас? Что я хочу защитить?

Какое отношение имеет Бог к тому, что я пытаюсь защитить?

Какое отношение имеет этот страх к моей цели – жить во славу Бога?

  • Страх превращается в нездоровый тогда, когда он завладевает мной и контролирует моей жизнью. Если мне приходится существенно модифицировать свою жизнь и обстоятельства (или поведение других людей), то это верный признак, что я нахожусь в рабстве у страха. Петр говорит: «Ведь человек – раб того, чем он порабощен» (2 Петра 2:19).
  • В страхе нет доверия к Богу, такому, каким Он представляет себя в Писании. В страхе я функционально нахожусь одна наедине с собой. Вот я, и нет рядом со мной никого, кто бы встал на мою защиту. Или, я закрываюсь в страхе, потому что не верю, что ситуация, которая передо мной и есть воля Бога, и что Его достаточно и на эту страшную, ужасающую меня ситуацию. Израильтяне, которые 40 дней были парализованы страхом перед Голиафом и позволяли тому поносить Бога во всеуслышанье, забыли о присутствии и обещаниях Бога.
  • В ситуациях, в которых ученики Христа испытывали страх, Он помогает им не бояться, внушая им страх и благоговение перед Собой, от которого они восклицали: кто Он, что Ему и волны и ветер повинуются? Страх перед Богом – самое верное лекарство от страха.
  • Если в страхе нет веры в Бога, то в нем есть иная вера: в себя и свои силы. Мы были созданы зависимыми существами, и полагаемся либо на Бога, либо на другую плоть. Иеремия предупреждает: «Проклят полагающийся на смертного, делающий своей опорой плоть (даже на свою, мое примечание) и отвращающий свое сердце от Господа. Он будет как куст в пустыне; не увидит, как явится благо. Будет жить в обожженной зноем пустыне, в соленой земле, где никто не живет» (Иер. 17:5-6). Живущий в рабстве у страха не будет приносить плод. Такое доверие на себя выражается в том, как мы придумываем себе разные способы, действия, когда боимся. Мы сами себе находим выход, который не имеет ничего общего с доверием Богу. Как Надя, которая закрыла себе лицо и села, и слушать ничего не хотела, так и мы избегаем колючих людей, ситуации, в которых мы чувствуем себя обнаженными, или заставляем людей вокруг нас создавать вокруг нас защитную подушку. Выход из ловушки страха лежит через покаяние в том, что мы возложили свои надежды на нечто иное, чем на Него.
  • Страх не только затмевает наши глаза, но и парализует нас, и не дает нам слушаться Божьей заповеди любить других. В корне страха – самозащита, фокус на себе, своей безопасности и благополучии. Мы можем заботиться по-настоящему только об одном: о себе, или о том, что угодно Богу. «…в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви (то есть, не может реализовать любовь)» (1 Ин. 4:18). Страх противопоставлен любви.
  • Рабство страху связано со страхом перед наказанием. Часто это опасение коренится в именно неполном понимании Евангелия, совершенной любви Бога и полном прощении. Об этом говорит Иоанн: «Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он. В любви нет страха…» (1 Ин. 4:17). Человек, полностью уверенный в своем положении как чада Божьего, имеет огромный ресурс для борьбы со страхом.

Как помочь боящемуся?

  • Во-первых, помнить, что страх невозможно уговорить логически. Не надо пытаться доказать необоснованность опасений: в душе много чего нелогического происходит и даже самые подкованные обоснования не смогут пробить стену убеждений и желаний, таящихся за страхом. Дело не просто в умственной осведомленности о ситуации (да нет там никаких привидений), но в том, во что мы верим касательно этой ситуации (достаточен ли Бог на нее? И – благ ли Он, даже если мне будет больно?) Дело в доверии и понимании, какой Бог.
  • Во-вторых, надо помнить о том, как Иисус подходит к этому делу. Он показывает им кто Он. И Он бережно и нежно говорит: «Не бойтесь», подразумевая, что основанием для их покоя является Он сам и Его характер.
  • Далее, Новый Завет наставляет нас следующим образом: «Мы умоляем вас, братья; ободряйте боязливых; помогайте слабым духом; будьте терпеливы со всеми» (1 Фесс. 5:14). Это ободрение может принять форму наставления в характере Бога (самое то почитать последние главы Иова), обличение с любовью, чтобы брат или сестра не находились в рабстве у плоти, и терпение и еще раз терпение.
  • Целью помощи боящемуся должна быть «любовь, которая исходит из чистого сердца, доброй совести и искренней веры» (1 Тим. 1:5), чтобы это человек стал деревом из Иеремии 17: «Благословен полагающийся на Господа, чье упование – Господь. Он будет как дерево, посаженное у воды, что корни свои простирает к реке. Не боится оно, что настанет зной; листья его пребудут зелеными. Не тревожится в год засушливый и плодоносить не перестанет» (Иер. 17:7-8).

О 9-ти причинах, почему нам не надо беспокоиться (родственник страху) — в этом посте!

Вот тут — шпаргалка с вопросами для работы со страхом.

А вот тут я писала о другом родственнике страха — страхе перед людьми.

О культуре извинения

Умение извиняться, как мне кажется, стало потерянным искусством. Или мы, люди, никогда не были искусны в нем? Трудно сказать, но вот наша совершенно обычная культура при разладе в отношениях, которая передается нашим детям.

Что делать, когда возникла необходимость в извинении с твоей стороны?

  • Не извиниться вообще. Можно придерживаться привычки: нагрубить, накричать, проявить враждебность, и потом ходить как будто ничего не произошло, или стать особенно ласковым. Помыть пол, например, или сделать то, о чем обиженный человек давно просил, но у тебя руки не доходили.

Такой подход, конечно, действенен. Можно запросто упокоить свою совесть своим «добрым поступком», а обиженный, успокоенный и удовлетворенный твоей добротой, теперь будет чувствовать себя виноватым, если все еще будет надеяться на извинение с твоей стороны.

  • Извиниться, но при этом указать, что послужило причиной для твоей грубости. Будь то стресс на работе, или стресс в дороге – можно найти массу хороших доводов, которые действительно заставили тебя быть вот таким грубым.
  • Извиниться, добавив при этом, в чем была вина другой стороны. Разлад зачастую происходит по вине обеих сторон, так что тут очень большой потенциал: наверняка было что-то в действиях другой стороны, что послужило твоему взрыву.
  • Извиниться такими словами: «Извини, что это так тебя задело». Так мы можем перебросить ответственность за оскорблённые чувства на другую сторону.
  • Извиниться, и потом продолжать извиняться много раз, и пытаться как-то отслужить прощение.

Все эти подходы действенны в какой-то мере: мир налажен, по крайней мере до следующего раза. Мы можем разойтись по делам и не тревожить душу о том, что произошло.

И вот что я говорю своим детям почти каждый день – потому что каждый день пронизан отношениями и общением, и каждый день эти отношения подвергаются испытанию. Вот что я говорю себе, когда я сама сплошала перед кем-то. Умение извиняться мне далось нелегко – лоб у меня твердый и сердце не из самых чутких, и уверенность в себе и своей правоте очень высокая.

— помни о том, что своим проступком, будь то крик, маленькая ложь или грубость, имеет не только горизонтальное измерение по отношению к людям, но и вертикальное. Спрашиваю: кто тут обиженный? И кого еще ты оскорбил? Мы часто живем и дышим, и ходим так, как будто Бога нет, и Он не слышит.

— помни о том, что цена за грех была великой. Грех был настолько грязен и ужасен, что потребовалась кровь Самого Бога, чтобы смыть вину за него. Если мы сводим нашу вину к минимуму, не признавая его, или пытаясь оправдать его, или пытаясь как-то искупить его, это показывает, что мы не очень хорошо понимаем суть греха.

— помни о библейском принципе восстановления, который пронизывает все библейское повествование, и который лежит в основе Евангелия: если что-то сломано, это надо восстановить. Если что-то потеряно, это надо вернуть. Если что-то было заложено в долг, это надо искупить. Одна из прекрасных истин в Левите, Второзаконии и Исходе заключается именно в этом образце: сломанное необходимо восстановить.

И это я говорю своим малышам и тем, что уже не малыши. Наша жизнь с Богом построена на благодати, которая стоила многого Христу. Восстановление должно было произойти, и оно произошло, но оно не было бесплатным. Нагрубив, мы ломаем мир и гармонию между нами, к которой призвал нас Бог, и должны обернуться, признать наше участие в этой поломке, и взяться за восстановление.

— когда мы пытаемся откупиться добрым поступком или непрекращающимся извинением, мы также показываем свою эгоцентричность: при таком подходе человек сфокусирован на том, чтобы исправить не отношения, а загладить свое собственное чувство вины, чтобы себе было легче. Неважно, что рядом валяются осколки чьего-то разбитого намерения, настроения или сердца. Важно при этом, чтобы я снял с себя вину.

И вот тут-то, в промежутках между «костями и суставами, между душой и духом» (Евр. 12:4) должно проявиться наше понимание Благой Вести. Должно проявиться в полных красках и в полной силе Слово.

Если я понимаю свой грех перед Богом и человеком, я не буду его игнорировать. Если я знаю цену, уплаченную за мой грех, я не буду пытаться замести его под коврик, или прикрыть его красивым бантом. Соберу осколки, признаю свою вину, открыто попрошу прощения. Если я знаю благодать, пролитую в избытке на меня во Христе, я не буду пытаться заставить другую сторону чувствовать какую-либо вину за происшедшее – и если есть вина, то я могу отдать это в руки Богу, который может воздействовать тут и исправить каждое зло*.

Скажу своему ребенку, который снова бросил острое словцо в адрес сестры: ты оскорбил не только ее, но и Бога, который ее создал. Твой грех причинил ей и Ему боль. Но Он заплатил за этот грех, и дает тебе силы любить и жить среди людей, как жил Он. Признай перед ней свою вину и попроси прощения. Не бросай в ее адрес то, в чем она виновата. Жди ее ответа терпеливо и кротко.

Эта библейская культура извинения нелегка. Она противна нашей природе, и в ней кроется опасность: мы подвергаем себя риску быть непонятыми и отвергнутыми, обвиненными еще больше и униженными. Но именно в такой открытости и уязвимости, честности и сфокусированности на благосостоянии другого человека и есть суть здоровых отношений, приносящих хвалу Христу и Его кресту.

*тут речь не идет о насилии, эмоциональном или физическом. Преступления необходимо раскрывать, а не ждать, когда человек исправится.

Когда моя жизнь кажется сплошной зимой

Буду помнить, что 

Сезоны не длятся вечно. Об этом говорит нам Екклесиаст: “Время собирать и время разбрасывать (3:5)” — ни один сезон не остается с нами навсегда, будь он добрый или горький. Смена времен говорит нам нечто важное: только один Бог вечен, только один Он не изменяется. Какой Он был тогда, солнечным, душистым летом, такой он и сейчас, когда морозно, и ветер колючий, и деревья уродливые. Поэтому, глядя на свою зиму, вверю свою душу верному, неизменному Творцу.

Но эти знаменитые  слова «Всему есть свое время, и для каждого дела под небом есть свой час» (3:1), записаны были Екклесиастом не просто как равнодушное наблюдение о смене сезонов, но с наставлением для меня: Бог, который руководит сезонами, сменяет их по Своей воле — “Я понял, что все, что делает… Бог, Он делает так, чтобы люди благоговели перед Ним” (3:14). Это Он наводит на нас зиму. Это Он заставляет снег растаять и лед треснуть. Это из-за Него падают на землю листья. И от Него снег. Екклесиаст заявляет нам: сменяющиеся сезоны должны учить нас благоговеть перед Богом, понимая свою беспомощность и ограниченность и Его верховную власть надо всем. Петр говорит нам: “Смиритесь под крепкую руку Божью” (1 П. 5:6). 

И это смирение дает доступ к необыкновенной, самой сладостной реалии нашей жизни. Эти уродливые в своей наготе деревья растут, несмотря на холод и снег и отсутствие влаги и тепла. Бог, который дует на них злым ветром, все еще кормит их корни, а отсутствие листьев — на самом деле дар, потому что через их поры этот ветер уносил бы их и так мизерную влагу. И Бог, который не забывает о деревьях в зиму, не забывает и обо мне. Петр говорит, что для смиренных Бог имеет благодать, и Бог всякой благодати, “призвавший нас в вечную славу Свою во Христе Иисусе, Сам, по кратковременном страдании вашем, да совершит вас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми” (1 П. 5:10). Это Его работа — укреплять нас, совершать нас. Его неотступное присутствие хранит нас ДЛЯ спасения (1 П. 1:5) и взращивает нас В спасение (2:2). 

По себе знаю, что та самая борьба с сердцем, которое не хочет зимы, отнимает часто больше сил, чем сама зима. Прислушаюсь к Петру: “полностью надейтесь на благодать” (1:14). Начну говорить своему сердцу: “Не противься зиме, потому что я хочу больше благодати, ведь благодать, как река, течет вниз”, пока, наконец, оно не в смирении и детском доверии не скажет: “Я хочу зиму, потому что я хочу больше Тебя”

Душепопечение над собой — 2

Поделюсь ситуацией из моей жизни, когда я применила Евангелие в своей жизни. О другом подобном случае читайте вот тут. В этот раз дело касается подчинения моему мужу, которому вообще очень даже легко подчиняться! О подчинении я писала вот тут.

На прошлой неделе мы с мужем решали один вопрос и мне пришлось немало побороться с самой собой, потому что почему-то очень не хотелось смириться с решением, которое, как виделось моему мужу, будет самым лучшим в данной ситуации. Не буду вдаваться в подробности, просто скажу, что от этого решения не зависела моя жизнь или безопасность моей семьи. Оно не требовало огромных жертв от меня и не приводило к необратимым последствиям. На самом деле, решение было мотивировано щедростью мужа и его желанием видеть рост в некоторых людях вокруг нас.

Ничего большого это не требовало от меня. Ну, кроме маленькой смерти для себя. И как раз мы начали разбирать 1 Петра в моей группе. Пока я разбираю сама тексты 1-й главы, меня, как всегда такое происходит, начинает глодать мысль: вот как написано — а как это в твоей жизни работает? Было искушение просто задавить нехорошие черные мысли, и притвориться, что не слышу голоса совести и Святого Духа, который все эти слова не просто в воздух записал. Было искушение просто головой начать составлять списки ключевых слов, подчеркивать разноцветным маркером слова в тексте, зарыться в комментарий. 

Но слава Богу, который записал через Петра неимоверную мысль: Бог хранит нас, Своих детей, от падения, через веру, которую Он очищает через разнообразные испытания. Он не оставит нас в нашей самонадеянности, но будет через Святого Духа говорить с нами, Своими детьми. Божье намерение изменить меня и очистить меня для Своего чистого наследства неуклонно и неизменно. Вот почему Петр начинает свое учение со слов: “Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа”. Каким-то образом мой ворчливый разговор внутри меня и внутренний спор с мужем должен перелиться вот в такую хвалу.

Но как прийти к ней, этой хвале? 

Начну сама с собой разговор о Евангелии, пользуясь вот этой шпаргалкой.


Мой жар: ситуация, в которой я хочу, чтобы признали мою правоту. 

Плохой плод — я затеяла спор. Он был спокойным, без крика и топания ногами, конечно, но мир был нарушен: мои смски с вопросами прервали день мужа и не дали ему сконцентрироваться на его задачах. Несмотря на его уважительные — “Нет, Майя, это не так”, я продолжала давить.

Своими вопросами я подвергла сомнению его мудрость и даже его мотивы. Своими предложениями, которые мне казались очень даже разумными, и нежеланием выслушать его точку зрения я нарушила покой в наших отношениях. 

Что желала?

Мне очень хотелось, чтобы признали мою правоту. Мне казалось, что я одна понимаю ситуацию верно и у меня одной четкое представление того, что нужно сделать в определенной ситуации. 

Я верила, что своей настойчивостью я могу изменить мнение моего мужа. Как же все таки глубоко сидит во мне вот эта вера в себя!

Я верила, что мое мнение важнее всего. Я верю, что я как Бог — знаю и вижу все, даже мотивы других людей. 

Я также верила, что ситуация, которую я хотела бы избежать, и из-за чего и произошел спор, не должна быть в моей жизни. Когда я увидела, с чем мне придется иметь дело, мне захотелось что-то сделать, чтобы от нее избавиться, на что мой мудрый муж указал мне на руку Бога, который любит меня и хочет моей зрелости. То есть, по сути, я спорила не с мужем, а с Богом в этой ситуации. 

Кто Бог в этой ситуации? Что Он сделал?

Бог один видит мотивы и знает все. Некоторые вещи скрыты от меня, и поэтому мне нужны другие люди, которые бы могли показать мне разные аспекты реальности. В этом Бог показывает мне мою ограниченность и снова и снова учит меня, что Он один — Бог. 

Бог ведет меня Своей крепкой рукой и Он проводит меня через неудобные, колючие ситуации, чтобы очистить мою веру в Него от веры в саму себя, от моих страстей и дурных привычек, чтобы я могла приобрести Его спасение. Петр говорит: “Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время. Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас” (1 Петра 5:6,7). Ключ нашей жизни с Ним, чтобы нам получать от Него умножающуюся благодать — в смирении. 

Бог послал Своего Сына, чтобы Он Своей кровью искупил меня от вот такого пустого образа жизни. Его кровь означала высокую цену, которую Он заплатил за этот грех, и Его воскресение означает вечную надежду, а также силу, которую Он дает теперь нам на праведную жизнь. Я могу оставить свое желание правоты и удобства, и в этой ситуации приобрести Его самого больше, почувствовать на себе Его действие в преображении, и успокоение в Его милости. “Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы, Дух Божий почивает на вас” (1 Петра 4:14) — и даже если моя ситуация не означает непременно преследование, я знаю, что в страданиях Бог близок к тем, кто уповает на Него и старается угодить Ему.

Покаяние: Господь, прости меня за мою самонадеянность. Прости меня за нежелание идти туда, куда Ты ведешь меня. Я верю, что Ты мой Добрый Пастух, пути которого — праведность. Прости меня за то, что поранила моего мужа. Помоги мне видеть Твое намерение в этом, и силу, которую Ты даешь Своим детям. Помоги мне слушаться Тебя.

Что я должна желать и во что верить? 

Мне надо смириться под Его водительство в моей жизни и перестать сопротивляться и искать способы, как бы вылезть из под этой крепкой руки. Мне надо научиться желать Его и видеть Его волю как  “совершенную, благую, угодную” (Рим. 12:1-2).

Мне надо желать быть доброй спутницей моему мужу, а не соперницей или его пастухом. 

Мне надо верить, что эта ситуация — от Бога, и Он все будет содействовать ко благу.

Мне надо верить, что мой муж — это средство от Бога для того, чтобы я познала Его благодать. Что этот брак дан мне не на то, чтобы я чувствовала себя полностью безопасной и утвержденной в своих страстях. Мне надо видеть в этом, даже когда я думаю, что мой муж не прав — намерение Бога очистить меня и научить меня верить. 

Какой должна быть моя реакция по Христу? Поступки? Результат? 

Остановить внутренний разговор, спор, свои доказательства и доводы. Там, внутри, начать говорить себе самой о плане Бога, Его благости, и начать также говорить в отношении своего мужа: я за тебя! 

Выливать свою грусть о боли в плаче и скорби перед Ним. Трудные ситуации означают смерть в какой-то степени, и эту боль можно и нужно изливать перед Ним!

Перестать говорить об этом вслух, писать смски, показывать своим видом, что я НА САМОМ ДЕЛЕ думаю — и продолжать внутренний разговор с самой собой, чтобы мои НАСАМОМДЕЛЕШНЫЕМЫСЛИ были именно мыслями о мире и любви, а не войне. И говорить вслух: хорошо. Я за тебя, а не против тебя. Я хочу поддержать тебя в этом и буду молиться о том, чтобы Бог помог мне тут.

И хвалить Бога за Его неотступное присутствие и Его неуклонную работу во мне, Его милосердие и любовь ко мне и Его народу.

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому,к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для вас,силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время.О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений,дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа (1 Петра 1:3-7). 

Ложные представления об ученичестве-2

Первую часть можно прочесть вот тут.

«Мне нужно самой иметь наставника».

К сожалению, это частая ситуация – во многих церквях нет культуры ученичества, и нет рядом женщины, которая бы наставляла и шла рядом и показывала своим примером действие благодати. На это хочу сказать две вещи: во-первых, не пренебрегайте теми людьми, которые вокруг вас, и которые проявляют к вам заботу. Бог дает нам Свое Тело и Свои члены, чтобы они помогали нам вырасти в зрелости – и чаще всего они не выглядят как Маргарита Коломийцева или Тимур Расулов. Посмотрите вокруг себя: за вас, скорее всего, уже кто-то молится. Ваш проповедник – это тоже ваш наставник, который служит вам Словом. Питайтесь от этого источника, воспримите подаваемый вам хлеб и средства благодати, усмотренные вам Богом конкретно для вашей ситуации – это тоже ученичество и наставничество. И используйте полученное вами в наставлении других людей рядом с вами.

Во-вторых, помните, что у вас есть Наставник, Советник в лице Иисуса Христа. Зачастую мы возлагаем очень большую надежду на людей, забывая, что у нас уже есть все, чтобы расти и пребывать в вере. Слово, возможность молиться, Святой Дух, Тело Христа с его многоразличными дарами – все эти необходимые средства для роста есть, ну может быть за исключением, если вы находитесь в изолированной камере в китайской тюрьме. Но и там — присутствие Христа с Его народом неотступно, не зависит от ваших действий, Его посвященность Его народу неуклонна, Его намерение завершить Свой план по достижению максимальной славы неизменно. Он прославляется в каждом моменте, когда мы обращаемся к Нему и начинаем зависеть от Него только одного, принимая с благодарностью Его дары на сегодня и Его поручения.

Ученичество – это следование за Христом и пребывание в Его учении, подаваемом в моем контексте, при всех доступных мне уже средствах, и оказание помощи другим людям в этом же.

Такое я частенько слышу от женщин, вокруг которых я вижу очень даже немало зрелых женщин, готовых прийти на помощь. Такая ситуация меня заставляет задать вопрос: скажи пожалуйста, что ты ищешь в наставнике? Не завышенные ли у тебя запросы, стандарты?

Но также по себе знаю и хорошо понимаю, насколько трудно бывает, когда не с кем поговорить, обсудить какие-то вещи. Иногда хождение с Богом — хождение по вере — кажется хождением наощупь. Хочется, чтобы был кто-то рядом, кто может понести со мной мое бремя хоть немного, и показал, какие шаги делать вперед. Так получилось, что Бог часто ставил меня в такие ситуации — казалось, что в самые трудные времена мы оказывались одни. Это мне показывало снова и снова, что моя надежда действительно должна быть только на Него — в такие моменты «брождения наощупь» испытывалась моя вера и зависимость от Него одного. И также Он проявлял Свою благодать: побуждал меня молиться и просить о том, чтобы Он послал мне кого-то, и Он часто отвечал на эту молитву своевременным разговором, даже если это не приводило к долгосрочным отношениям — я научилась во всех крошках видеть Его благость и милость.

«Мне нужно иметь подходящий дом».

Это звучит, может быть нелепо, но это такая тайная женская штука, которая, как я вижу, движет очень многим в их жизнях. У нас есть определенная картинка в голове, которой подчиняется все: от того, на что мы тратим деньги, до того, останемся ли тут или переедем в погоне за лучшим заработком. Нам надо быть чуткими к тому, по какому кругу крутятся наши мысли. О чем мы мечтаем в тиши, когда никто не видит нас?

Такие мечты у ребенка Бога должны быть заменены на мечты о Его царстве. Я не говорю, что нам надо всем жить в сарае и есть из консервных банок и уповать на Царство. Но нам нужно иметь верный взгляд на наше хождение с Богом:

Шаг 1. Сначала я понимаю Его благодать.

Шаг 2. Потом, исходя из этой благодати я слушаюсь Его, используя то, что Он мне дал сегодня, чтобы прославить Его сегодня.

Если Ему угодно, Он благословит меня бОльшим. Или – а это угодно Ему всегда — благословит меня силами на то, чтобы жить в довольстве и любви к ближнему, НЕСМОТРЯ на мои обстоятельства.

Иногда я вижу по лицам людей, которые приходят к нам – какой старый дом… И видно, что вещи не новые, а уже устарелые. И цвет краски на стенах был модным 2 десятилетия назад. Я вижу это, и признаюсь, корежит от этого, потому что, как бы я себе ни говорила, что МНЕ такие вещи не очень важны, для других это все-таки важно. Но я напоминаю себе, что я на этой земле нахожусь, чтобы рассказать людям евангелие, которое учит нас пребывать в надежде на невидимое. Поэтому завожу разговор, чтобы сердца, привыкшие питаться журналами и интернетом, ожили и вкусили, как благ Господь.

Что я подразумеваю под словами, что мне такие вещи НЕ ВАЖНЫ?

Это не значит, что у меня бардак и везде валяется грязное белье. Мои мысли о доме формируются не идеалами, а позывом любить Бога и любить людей. Поэтому я стараюсь по средствам и возможностям сделать дом уютным и привлекательным, удобным и функциональным. Но мой дом служит мне таким, какой он есть, сейчас, для людей, которые вокруг меня сейчас – а не наоборот: я не служу моему дому на потом, чтобы он мог по теории служить людям там, потом.

Ученичество – это следование за Христом с теми средствами, которые Ему было угодно дать мне сейчас, в верном распоряжении этими средствами ради любви к Нему и Его народу.

Продолжение следует!

Неверные представления об ученичестве — 1

Этой серией постов я хочу поговорить о том, какие возражения я часто слышу от людей, когда речь заходит об ученичестве. Другие посты об ученичестве — зачем, почему, как — можно читать вот тут.

«Мне надо все знать. Или, мне надо больше знать.»

Это утверждение я слышу часто. Когда мы становимся христианами, перед нами открывается просто невероятный мир знаний. Учение истины настолько широко и глубоко, что оно кажется бездонным океаном, на берегу которого я, как маленький ребенок плещусь и копаюсь в песочке. Кажется, что нет границ моему познанию Бога, а те знания, которые я, как кажется приобрела несколько лет назад, вдруг всплывают снова: мне заново нужно это узнавать. Это случилось со мной недавно: перед началом нашей группы по изучению 1 Петра кто-то спросил меня, изучала ли я эту книгу раньше. Я сказала, что нет, в первый раз берусь. Но потом нашла свою старую Библию, в которой все послание Петра исписано и разрисовано. Я посмеялась про себя: ну что же за голова такая моя дырявая, но еще подумала —

Мы не Бог. Только Бог способен удерживать всю информацию полностью и всегда. Только Бог может иметь целостный взгляд на мир и на жизнь постоянно, без провалов. Глубина и широта Его мудрости и объема знания непостижимы. Он во всем действует согласно только Своей мудрости – Он единственный, кому не нужны советники. Его всезнание не имеет границ. Он – источник всякого знания и всей истины.

В противовес этому мы – ограниченные существа, которые постоянно нуждаются в этом источнике. Нет никакого знания, которое бы изошло от нас: все в нашей жизни было заимствовано, передано, научено, сформировано другими, и от других. Поэтому в стремлении достичь какого-то уровня знаний – есть доля суетности, которую нужно распознавать. Но в этом познании нам надо быть уверенными, что Бог откроет нам в Свое время то, что нам не достает (Флп. 3:15).

Познание Христа – это как открытие большого стола с хлебом. Ученичество – это когда я зову за этот стол моих друзей, таких же голодных, как и я, и которые еще не знают о нем.

«Необязательно все знать, мы будем учиться вместе».

Важно, перед тем, как начать ученичество, иметь четкое представление о здравом учении. Насколько широко и глубоко учение Христа, настолько же мелко и доступно оно, и ясно как день: так, что и маленький ребенок может понять его и расти в него. Но в нем есть и основополагающие истины, которые и отличают христианство от всех других учений – у океана есть берега. Слоган: «Христианство – это не религия, а отношения», верен, но в то же время не совсем. У христианства, как у всякой религии, есть свои столпы веры, и утверждения взаимоисключающие все остальные. Ученичество предполагает собой, что кто-то учит другого, наставляет и помогает увидеть ценность, мотив, цель этих столпов, а также данные Богом средства на жизнь согласно им.

Познание Христа – это полная уверенность, что Его слова – действительно хлеб жизни, а все остальное – это яд и пыль. Ученичество – это привлечение людей к этому столу с хлебом от всех остальных столов, указывание на его достаточность и способность дать жизнь, в чем я должна быть полностью уверена. 

«Мне нужно преодолеть мой грех».

Это распространенное мнение, и очень понятное. Когда мы ведем кого-то, трудно не иметь такого вот представления, что мне надо быть своего рода единорогом, чтобы быть хорошим примером. Но Богу не нужны единороги, достигшие какого-то уровня, при котором они менее зависимы от Него. Ему нужны верные Ему люди, которые знают цену крови Христа, понимают свою нужду в Нем, и растут в направлении Его указаний. Бог не требует от нас совершенства, которое будет потом, на небесах. Но пока мы ходим по земле, подчиненной тлению, нам необходимо, чтобы наша надежда на невидимое определяла НАПРАВЛЕНИЕ, в котором мы идем.

Среди многих христиан распространено мнение, что когда-то в моей жизни произойдет прорыв, надо вот только молиться побольше, служить беззаветнее, читать и изучать Писание глубже и больше. Вот тогда-то и наступит момент, когда не будет в мыслях и капельки греховности, когда я перестану кричать на детей, и когда не будет в моих мотивах ни одной ложки дегтя.

Но познание Христа – это постоянное насыщение Тем, кто назвал себя Хлебом Жизни. Не раз в год за новогодним столом, но каждый день. Не клянча у Него порции, но наслаждаясь тем, что Он уже совершил и подал щедро, закрепив эту щедрость своей кровью, воскресеньем и Духом. Он умер, и уже у меня есть сила побеждать грех. Он воскрес, и значит, я все имею для жизни с Ним. Он воскрес, и значит я имею Адвоката на небесах, который предстает перед Отцом за меня постоянно. Ученичество — постоянная зависимость от благодати и помощь другим в такой зависимости. Мы ходим, падаем, встаем во Христе, постепенно преображаясь от славы в славу.

Продолжение следует.

Когда трудно в церкви

Ты стоишь в вестибюле посреди толпы, и кожей чувствуешь свое одиночество. Всем весело, но никто не предлагает тебе посмеяться вместе.

Ты поинтересовался, как дела у той мамы, но никто не спрашивает тебя, как ты.

Ты идешь к сиденью, а каждое усилие ног дается огромным трудом: эти ноги хотят развернуть тело и унести его обратно домой, где не будут задавать вопросы, игнорировать твою боль.

Ты поешь песни и кажется, что просто-напросто лицемеришь: не отзывается в тебе песня радостью.

А может быть, непрощение слоями наросло на сердце толстой коростой – и уже оно с трудом различает сквозь этот слой чистый и неизменный призыв к любви.

Противоречивые чувства толкаются в груди и заглушают собой происходящее вокруг: тебе хочется быть одновременно невидимым в толпе, и в то же время дико больно, что никто не замечает, а в основном смотрят сквозь тебя.

Что делать?

Что делать, когда у тебя, как кажется, одного только верное понимание того, какой должна быть церковь?

Напомнить себе, что истина о нашей жизни должна формировать мое восприятие и подход к этой жизни, а не чувства о ней.

Вот некоторые крупинки огромной истины, выраженной нам в Писании, которые я должна положить себе в рот и высасывать из них все, что в них есть хорошего и полезного:

⨀ Вспомнить, кто Бог: эта поместная церковь — Его Тело. Пусть оно выглядит не так, как тебе это видится в идеале. Но оно – Тело Его, потому что Он искупил этот народ и наделил его Своим Духом, открыл им глаза, оживил сердца к нетленному наследству. Это Он держит в руках эту церковь, и Он ведет ее. В Своей мудрости Он привел тебя именно сюда, распорядился твоим расписанием именно так, что ты сегодня тут, двигал твоим сердцем и ногами так, что ты не на диване, а тут, на скамейке.

⨀ Вспомнить, кто я: Дитя Бога, видимое Ему и слышимое Ему всегда и постоянно. Дитя, принятое в дом и имеющее открытый доступ в Его присутствие. Овечка, найденная во тьме. Жена-изменница, омытая, прощенная. Сосуд глиняный, в который было помещено евангелие, чтобы я могла его прославлять своей жизнью. Член тела Христа, наделенный благодатью, и от которого в большой мере зависит зрелость остального Тела. Член Тела Христа, нуждающийся в дарах других членов Тела, чтобы при помощи той благодати я могла преображаться во Христа.

⨀ Вспомнить, кто эти люди вокруг меня: Дети Бога, видимые и слышимые Ему. Принятые в Его славу, омытые кровью Иисуса. Нуждающиеся, как и я, в том, чтобы их заметили. Нуждающиеся в руках и ногах Тела Христа. Нуждающиеся в Его жертве за их грехи, как и я. Нуждающиеся в той благодати, данной мне, чтобы помочь им выстоять до конца в вере и преображаться во Христа.

Вспомнить, зачем мы тут все находимся: чтобы расти во Христа и преображаться в Него. Чтобы вместе коллективно отражать всему миру «многоликую мудрость Бога» в исполнении величайшей тайны: в соединении разных людей в одно целое. Чтобы через нашу слабость

немощь

несовершенство и

уродливость

в нас открывались Его жизнь, Его мудрость, сила Его Духа,

И чтобы мы в нашем разнообразии могли учиться ценить больше и сильнее то, что есть общее между нами: кровь Христа, общение Триединого Бога, живую надежду.

⨀ Напомнить себе обо всем этом, и спросить:

Кого мне надо заметить и дать ему знать, что он

Видим и слышим Богом?

Что у его жизни есть смысл?

Что он необходим этому Телу?

Что он, его верность Христу и Его слову необходимы мне, как и я ему?

И научиться узнавать благодать в отношениях. Идти, когда приглашают — даже если эта не та тусовка, в которую мне хочется попасть. Принимать подарки и знаки внимания и не отталкивать их — в них Сам Господь протягивает нам руки и подает нам Самого Себя.

В них Сам Господь, прошедший через отвержение и непринятие на всех уровнях человеческих отношений — начиная с Его семьи, Его народа, до глав языческого правительства, до самого тебя через твой грех.

Найди свое успокоение в этом, душа, напоись Его благодатью, и иди в послушании исполнять Его поручение, ведь наша любовь к Нему измеряется любовью к Его народу.

Про вину и стыд

Я столкнулась с одной женщиной в магазине, которая ходила некоторое время в церковь. В ее жизни произошли проблемы, навлеченные ее решениями ходить по плоти. После многих разговоров, увещеваний, и уверений, что во Христе она может найти прощение, а в церкви – принятие при покаянии, она перестала ходить в церковь. И сейчас, увидев меня, она отвела взгляд, сделала вид, что не заметила. Ее чувство вины и стыда встали между нами стеной.

Наши социальные сети в последние пару лет превратились в некого дядюшку – или бабушку, которая то и дело покрикивает на нас: опять без шапки. Обвиняет нас в недостатке заботы о бедных, в излишней строгости, в излишней мягкости, недостатке чувствительности или в мягкотелости. Смотрит осуждающе на нас картинками со здоровой пищей. Мы чувствуем осуждение и обвинение, «угадываем» чужие мысли о нас, приписываем мотивы другим – и ненароком превращаемся из осужденных в судьи.

В моих душепопечительских беседах всплыла еще одна проблема, которая мучит многих христиан. Вина, как сказал Дж. Миллер в своей книге «Сердце слуги-лидера», — это своего рода эпидемия, захватившая наше поколение христиан. Стыд, согласно Эду Уэлчу, как токсичное облако, сопровождает чувство вины, и включает в себя другие, связанные с ним «сообщники»: страх перед людьми, боязнь отвержения, желание спрятаться, ощущение неадекватности, грязи, оставленности. Вина говорит: я нарушил какой-то стандарт. Стыд говорит: со мной что-то не так, мне нужно спрятаться.

Вина и стыд могут быть действительными – когда мы нарушили конкретную заповедь Бога. Ответ тут должен быть самим собой разумеющимся: мы идем с раскаянием ко Христу, признавая свой грех и принимая Его прощение и искупление, совершенное на кресте. Мы, восприняв Благую Весть, по идее, должны быть самыми свободными существами на земле.

Эта свобода от вины и стыда возможна, потому что наши отношения с Богом имеют вот такие стороны:

1. Бог вводит нас в Свой дом: Он становится нам Отцом, а Его Сын – первенцем среди множества братьев. Бог усыновил нас и сделал нас сонаследниками Своего Сына. Они принял нас, заблудших, бродивших по своим похотям, в Свой дом, в Свое общение Триединого Бога: мы не рабы, а дети. Чтобы заверить нас в этом положении, Он пролил в наши сердца Святого Духа, дав в залог Самого Себя. – Ефесянам 1:1-14, Римлянам 8, 1 Кор. 1:9. И не только это: Бог также – верный муж, принявший к Себе блудную жену, омывший ее, заплативший плату за ее грех, покрывший ее наготу одеждой Своей праведности, и теперь готовящий ее представить себе «без пятна и порока». (Ос. 2:14-23, Еф. 5:27, Ис. 61:10).

2. Бог вводит нас в зал суда и показывает нам, как Он, Святой Судья, становится нашим оправдателем. Он не устраняет и не отменяет святой закон, обвиняющий нас. Вместо этого Он берет наказание и проклятие этого закона на Себя. И теперь Он смотрит на нас как на святых: Сам Христос, живой, одесную Бога, является нашим адвокатом в этом зале суда. Долг полностью оплачен, прощение оплачено до последней копейки – и пусть Сатана обвиняет нас день и ночь в Божьем присутствии: есть у Сына что сказать на это (Еф. 1:1-14, Рим. 8:1-4,34, 1 Ин. 1:2-3, Гал. 3:10-13, Рим. 3:23-26). 

3. Бог вводит нас в Свой храм и показывает, что Его Сын стал как совершенным Агнцем, чьей крови достаточно, чтобы заплатить за весь наш грех, так и совершенным Первосвященником, вошедшим за занавес, в присутствие Святого Бога с кровью не за свои грехи, но за наши. Нет греха слишком гадкого для той крови, и нет преступления слишком тяжкого, которое не было бы представлено этим Первосвященником (Ин. 1:29, Евр. 9:12).

4. Бог – царь всей вселенной, вводит меня в царство своего любимого Сына из нашего царства тьмы. Он заключает с нами завет. Как в истории с Авраамом в Быт. 15, где Бог знаменует в ритуале с рассеченными животными, что Он понесет наказание в случае, если одна из сторон нарушит завет – так и в нашем новом завете этот Царь понес всю ответственность за нашу неверность. Между нами нет более вражды (Быт. 15, Рим. 5:1, 2 Кор. 5:18-19).

Все эти картины должны дать полную уверенность в том, что мы приняты, как оправданные, как Его дети, искупленный народ и полноправные наследники. Все эти картины должны дать нам необыкновенную смелость в приближении к Богу. И мы, как та блудница, омывавшая слезами ноги Иисуса в Луки 7, отиравшая их своими волосами, должны встать и пойти с миром.

Но при всех этих невероятных картинах нас все-таки гложет чувство вины. Мы все еще хотим сделать что-то, чтобы заработать Его благоволение или хотя бы одобрение людей. Нам все еще трудно смотреть в глаза женщине, которая, как нам кажется, осуждает нас. У нас до сих пор звучит в голове мамин голос. Мы все еще избегаем разговора о теме, ставшей для нас табу, морщимся от стыда при упоминании чьего-то имени.

Что это? Откуда это чувство вины? И что с ним делать?

Заглянув поглубже, мы можем увидеть, что рядом с Божьими стандартами и Его святым законом, мы водрузили и другой, свой, или восприняли тот, что навязывается нам миром. И делаем разграничение в своей голове: пусть я святой, непорочный и принятый, но вот в этой области – виновен и осужден.

Я не очень хорошая жена пастора. У меня не очень хорошо получается читать Библию – не так, как моя подруга. Не получается читать ее так регулярно с детьми, как бы мне хотелось. Я не могу так быстро знакомиться с людьми, как моя сестра. Мои дети страшно любят доширак, а мои печеньки без глютена так и сохнут. Я не успеваю так много, как та мама на инсте. Я не могу поддерживать и отвечать на все мольбы о помощи сиротам, больным, бездомным. И еще – мое прошлое накатывает на меня волной так, что хочется спрятаться от всех.

Это вот липкое облако вины еще и вбирает в себя другую вину и стыд: стыд за то, что мне стыдно. Жизнь под гнетом вины не даст мне ни радоваться моему спасению, ни любить людей искренне, безусловно, ради них самих, а не ради своего чувства отпущения. Под этим гнетом осуждения мы также становимся, сами того не замечая, судьями: судим людей по своим меркам.

Это так странно – зная обо всех реалиях Божьего прощения и искупления, мы все-таки не торопимся вбежать в Его судный зал, Храм, Дом, куда двери распахнуты настежь. Предпочитаем бродить в сумерках своего собственного дома, на стенах которого висят картины наших промахов и грехов, валяются по углам недоделанные списки, раздаются обвиняющие голоса.

Или — чтобы утешить себя — открываем двери для тех, кто советует мне повысить свою самооценку. Кто говорит мне окружить себя людьми, которые будут заглушать те обвиняющие голоса, или которые помогут мне выслушивать эти голоса и давать им твердый ответ о том, что я не такая уж и плохая. Или ударяемся в разрушительные привычки, пытаясь сами притупить боль от этих голосов, заглушить их, затуманить разум, чтобы не видеть картинок.

И этим показываем свое убеждение, что совершенной работы Бога недостаточно на эту мою вину и этот мой стыд. Что есть грехи вне Божьего искупительного плана. Что есть стандарты поважнее Божьих, которые Он просто не учел.

Что делать, когда мы обнаружили такие стандарты, которые обвиняют нас – хотя сам Бог Вселенной оправдывает нас?

— посмотреть хорошенько на этот стандарт и признать, вопреки всему, что говорит мне мир и моя гордость: да, действительно, со мной что-то не так. Да, действительно, я проваливаю все существующие стандарты и требования, и все мои праведные дела и добро как грязные одежды. Это кажется самоуничижением, но на самом деле это простое примирение с реальностью. В духовной нищете — счастье, говорит нам Иисус.

— покаяться в том, что я водрузила рядом с Богом этот стандарт и прислушиваюсь к его голосу, нежели к Божьему. Этот стандарт свидетельствует о том, что мне очень важно. Внешность? Моя добродетель? Мои успехи? С кем я себя сравниваю, когда мне надо сравнивать себя только со Христом? Покаяние — вот ключ к истинной радости и жизни.

— обратиться ко кресту, снова и снова. Он понес мой грех (1 Петра 2:24), наказание за него (Ис. 53:5), стыд (Евр. 13:13), вину (Рим. 3:23,24). Своим воскресеньем Он стал наипервейшим во всем: надо всеми властями и силами и всеми стандартами, нашим Верным Адвокатом, Способным к сочувствию Первосвященником. Бежать снова и снова в Его дом, зал суда, храм, к Его трону. Снова и снова принимать от Него дар усыновления, оправдания, очищения и покровительства.

— просить Его о помощи для жизни, свободной от вины и стыда, просить Его изменить мой образ мышления, который затвердел в своих обвиняющих кругах.

— просить Его помочь мне любить людей Его любовью, как та блудница, что, встав с пола, пошла и стала верно служить Иисусу и Его ученикам. Вина — недобрый господин, он не позволит тебе искренне любить Бога и людей: стряхни с себя его оковы, и иди исполняй то, на что бы сотворён.

— и продолжать идти за Ним, укореняясь в благодати во Христе Иисусе (2 Тим. 2:2).

Ученичество — 3: Питаемся Словом

Слово является достаточным и авторитетным, и занимает центральное место в ученичестве. Что это означает?

Мне важно показать человеку, что не мое мнение имеет значение, а мнение Бога, и что только в Его слове есть источник надежды и всего необходимого для роста. Если я делюсь своим опытом, то делюсь тем, как в моей несовершенной жизни Слово совершает свою работу. Слово имеет жизненную силу и только оно может изменить человека и укрепить его веру. Поэтому мой разговор с женщиной, которую я учу, наполнен вопросами:

  1. чему в последнее время тебя учит Бог из Своего Слова? Его Слово живое и действенное, и его действие можно увидеть в своей жизни каждый день. Обсуждение таких личных уроков помогает закрепить эти уроки, а также помогает нам в смысле подотчетности.
  2. что о данной ситуации говорит Бог в Своем Слове? Какие шаги ты предпримешь, чтобы послушаться его в данной ситуации?
  3. что ты думаешь о проповеди, которую мы услышали в воскресение? Что она означает для нас и для церкви?

Мы всегда открываем Библию для совместного изучения или обсуждения какого-то вопроса. В чтении Библии мы задаем вот такие «Вопросы» в трех направлениях:

В моем материнстве Слово также является достаточным, авторитетным и целостным. Все, что мы делаем в семье, и чему учим детей, мы сопоставляем со Словом. Наши ожидания к детям обоснованы Словом – мы не требуем от них произвольно то, о чем они не имеют ясного представления. Наша любовь к ним тоже мотивирована Словом, которое учит любить их так, как Христос возлюбил нас и воспитывать их для Него. Для нас важно, чтобы наши дети могли воспринять ту важную истину из Втор. 8:2,3: фокусом их жизни не должно быть просто удовлетворение их потребностей, но любовь ко всем словам, исходящих из уст Бога. В Слове мы можем почерпнуть самые важные принципы жизни, которые необходимо знать ребенку – о плане Бога, о труде, о святости Бога и порочности нашего сердца, о смысле этой жизни, о взаимоотношениях ребенка с окружающими людьми и миром.

Дети в нашей семье получают Слово из разных источников: из воскресной школы и проповедей в воскресение, во время семейных чтений, в детском библейском клубе. Проповеди могут быть длинными и трудными для восприятия. Я давала детям ручку с блокнотом и просила (если ребенок уже был в состоянии считать) посчитать, сколько раз проповедник упомянул слово Бог (или какое-то другое слово). Я прошу и учу детей открывать Библии в тех местах, как просит проповедник: мы учимся слушать и принимать насаждаемое слово. Несмотря на то, что они впитывают учение из разных мест, все эти отрывки, о которых они слышат, связаны между собой и являются частью одной истории.

Дома, в повседневной жизни, и в моих наставнических отношениях, мы можем делать следующее с Библией:

  1. Читать

Читаем вместе – маленькими отрывками и целыми книгами, а не разбросанными стихами, чтобы сохранить целостность истории или поучения.

Читаем индивидуально: я показываю детям, как читать Библию, придумываю несложные для них планы, стараюсь по мере возможности обсудить, о чем они прочитали. Дети иногда противятся этой привычке, но я спрашиваю: надо ли нам есть, если мы ели вчера? Пища духовная важна. Сопротивление этой привычке в детях и в любом человеке – нормальное явление: наша плоть никогда не захочет сама слушать Бога и направлять мысли на нечто иное, чем удовлетворение своих нужд. В чем-то мой подход к приучению детей этой привычке сравним с тем, как я приучаю их чистить зубы.

2. Заучивать

Заучивание стихов из Библии было в моей жизни настоящим сокровищем. Я сравниваю заучивание стихов с деньгами, которые мы откладываем на сбережение. Мы никогда не знаем, когда наступит кризис: в такие времена отложенное нами в глубины сердца и ума слово будет невероятным источником сил и надежды, и, как сказано в Пс. 118:11, поможет нам не согрешить.

Я сама заучиваю большими отрывками, потому что мне нравится иметь контекст стихов, которые я пытаюсь задержать в памяти. Дети в библейском клубе в младшем возрасте заучивают отдельные стихи по определенным темам. Сейчас эти темы имеют отношение к системе вероучения, лежащего в основании христианства: о характере Бога, о Его плане, о нашей неспособности спасти себя и о нашей нужде во Христе и т.д. Когда дети постарше, они тоже могут заучивать отрывки побольше. Для заучивания необходимо регулярное повторение, а иначе все забудется.

Заучивание стихов также является частью моих ученических отношений. Если в жизни женщины есть какая-то особенная слабость, заучивание может дать ей в руки инструмент, при помощи которого она сможет одержать победу в момент искушения – когда меня рядом не будет, и я не смогу помочь ей воздержаться. Если я сама работаю над заучиванием какого-то отрывка, я прошу ее присоединиться ко мне, что обеспечит мне подотчетность, а также даст повод для разговоров.

3. Слушать

Мы слушаем проповедь в церкви. Когда дети были маленькими, мы искали для них песни, текст которых был наложен на стихи из Библии.

4. Размышлять

Как чтение, так и заучивание, будут действовать очень слабо, если мы не позволяем Слову вариться в нашей голове и сердце. Для преображения разума необходимо время, проведенное в Слове. Необходимо, чтобы это Слово задерживалось в разуме на достаточное время, чтобы высветить темные углы и изменить тропы, по которым привыкли крутиться мысли. Дональд Уитни в своей книге «Духовное возрастание в христианской жизни» цитирует слова пуританского проповедника Томаса Мэнтона: «Только слушать и не размышлять – не принесет плода. Мы можем слышать и слышать это подобно тому, как кто-то кладет вещь в дырявую сумку… Люди бесплодны, сухи и безжизненны в своих молитвах из-за того, что не упражняют себя в святом размышлении». Я бы добавила, что эта бесплодность и сухость проявляются и в других сферах жизни из-за отсутствия размышления.

В Псалме 1 сказано, что праведник «в Господнем Законе находит радость и о Законе Его размышляет день и ночь. Он как дерево, посаженное у потоков вод, которое приносит плод в свое время, и чей лист не вянет. Что бы он ни сделал, во всем преуспеет». Размышление над законом для праведника – как источник живой воды, не позволяющий ему потерять силы в день бедствия. Но как размышлять над Словом день и ночь?

В моем занятом и забитом порой до отказа дне я ищу то, что я сама для себя назвала «кармашками во времени». Никто из нас не занят абсолютно каждый момент жизни. В течения дня у каждого из нас есть небольшие перерывы – между делами, по дороге куда-то, в очереди, за мытьем посуды, в бессонные ночи: моменты, в которые, несмотря на занятые руки, голова свободная. Вот эти «кармашки времени» я стараюсь найти в своем дне, чтобы снова вернуться мыслями к тому, что я услышала на проповеди, в библейской группе, к тому, что я сама прочитала утром, или к стиху, который заучиваю в это время. Размышление над стихом можно сравнить с тщательным пережевыванием и перевариванием пищи. Именно размышление дает силу чтению, заучиванию и слушанию слова. И именно размышление делает нас крепкими.

Размышление также происходит, когда мы делимся друг с другом уроками из Слова. У детей Бога разговор и общение должны быть пропитаны истиной, чтобы каждый из нас мог зреть в своей вере, получать обличение и ободрение (Кол. 3:16). По дороге в гости к семье моих наставников я знала, что они за столом зададут свои любимые вопросы: «Чему научил тебя Бог в последние 5 минут?» «Что ты думаешь о проповеди в это воскресение?» «Какой стих в твоей жизни сейчас имеет большое значение?»

Мы помогаем и детям размышлять над Словом, всегда задавая 2 вопроса по дороге домой из церкви, за семейным чтением, или за ужином:

В течение дня есть много моментов, когда наш разговор может вернуться к Слову. Для меня, как мамы, важно не просто положить на тарелку хлеб – возможности для ребенка услышать Слово, но и научить его, как питаться им и как делать его частью своей жизни, мыслей и поступков. Я не просто привожу его в церковь и в детский клуб – но и приучаю его ум и сердце любить Слово, грызть его, пережевывать и переваривать. Я хочу для них, чтобы Слово не было только лишь штукой, которую легко можно было потом выбросить за хребет, как это сделали Израильтяне – но частью их самих.

Конечно, такое направление жизни не происходит за один день. Человек сам по себе – как ребенок, так и новообращенная женщина, или мама – не захочет сам любить Слово, ведь мы произошли от Адама, который предпочел свои установки Слову. Но эту любовь можно взрастить и подпитывать – каждый день, маленькими шагами, небольшими отрывками, через любознательность мамы и ее любовь к Слову, через серьезный подход к большим и маленьким решениям, и надежду на каждое Слово, исходящее из уст Бога.