Чему меня учит моя двухлетка

Если бы меня спросили, что меня больше всего изменило в материнстве, я бы не стала сомневаться в ответе.


Не роды, хоть и было больно, хоть и действительно они меня изменили насовсем, безвозвратно. У меня высокий порог терпимости к боли, и физическая боль мне не страшна. Назавтра боль пройдет и все будет нормально.


Не через бессонные ночи во мне произошли мощные перемены. Сон мне ух как дорог, и его нехватка сказывается на всем — в первую очередь на темпераменте. Но сном я могу пожертвовать и при этом глазом, так сказать, не моргнуть, если надо кое с кем дорогим поговорить по телефону, или к чему-то приготовиться.
И хотя сидение дома с детьми и брак тоже во многом сформировали меня, как взрослую личность, все же ответом на вопрос — если бы мне его когда-то задали — было бы не это.

Если бы мне задали такой вопрос — сразу бы вывалился изо рта ответ: «Двухлетки!»

Потому что маму, любящую посидеть уютно с книжкой, надо растормошить и помочь ей видеть мир с маленькой колокольни. А как еще ей узнать, что ей надо быть зависимой от Великого Папы, и полагаться на Него всем своим телом и существом, как и эта Кроха, которая ищет утешения только у меня?


Потому что эта мама, любящая покой и тишину, должна понять, что жизнь должна быть шумной, что молчание и стерильность и бездвижимость — это признаки смерти, что хорошие привычки, сформированные в организации хаоса, куда ценнее и сильнее, чем привычки бездействия.

Потому что маму, не любящую попусту терять время, надо научить служить бесконечным, бессмысленным, циклическим  подтиранием, мытьем, подбиранием, починкой пролитого, липкого, замаранного, обжеванного, раскиданного, рассыпанного, сломанного…


Потому что маме, ищущей, как бы сделать каждый момент продуктивным, надо понять, что время — дар от Бога, данный на то, чтобы своим присутствием способствовать росту находящихся рядом, а не на то, чтобы ставить галочки.

Мама, сама растущая в любви и познавшая только лишь капельку Его любви, которую Он в преизбытке пролил на нас, ДОЛЖНА познать то, как ОН сошел с небес на ее уровень, чтобы приобрести ее. Она должна впитать в свое сердце такую любовь и пролить ее на этот Ураган, опуститься на ее уровень и побыть — полностью присутствовать в мире этой Двухлетки.
Она должна преодолеть скуку и найти в Духе силы сделать мир этой двухлетки интересным, вкусным, ярким, стимулирующим к росту в любви и радости.

Этой маме было тяжело, признаюсь. Скука и нежелание увидеть в этом человечке не просто то, кем она должна стать, а живое, дышащее чудо — были самыми большими препятствиями на моем пути. И я пришла вам сказать: эти препятствия преодолимы. Скука плоти может уступить место Его творчеству, лень может уступить место видению. Изо дня в день, через одно и тоже, через формирование элементарных привычек, через постоянное познание мира вокруг глазами-руками-ногами-языками-ушами  этих малышат.

Вот и сидим на полу, играем, бегаем, подбираем.

Но это еще не все.


Большая часть суматошного дня двухлетки — это познание границ. Мы учим послушанию, которое не сформируется само по себе. Учим непрестанно, с любовью и нежностью — помня о том, что не наше слово преступает Малышка, а Божье, и с твердостью — помня об Отце, который не закрыл глаза на закон, но по этому закону судил Своего Сына и предал Его смерти. И вижу, вижу в этой двухлетке себя — бунтующую против границ, не любящую наставления, ищущую своего пути.   Вижу, как Бог иной раз встанет на моем пути, скажет через Свой Дух: «Это не угодно Мне».

Вот и учим. Учим, что есть у нее выбор. Что есть у Бога силы помочь ей идти правильным путем. Что Его воля для нас — самая лучшая, самая светлая, самая жизнедающая.

А в конце дня падаем на кровать. Уф… Прошел один день. Завтра — новый. И милость Бога — ко мне, к моим детям — тоже будет новой.

Раковина, подросток, и о чем стоит воевать

Я часто слышала от друзей: когда у тебя дети будут подростками, ты будешь жить по принципу, который по-английски звучит так: «Pick your battles». А на русский это можно перевести так: будь разборчива в том, о чем затеять войну.

Потому что в этом возрасте многое, что кажется значительным на данный момент, в свете всей жизни – моей и ребенка – на самом деле не имеет такого большого значения. Родитель в этот период двигается от темпа, когда он обговаривал с малышом каждую деталь жизни и направлял его на каждом шагу, к тому неудобному и полному тревоги времени, при котором он постоянно находится в поисках баланса: что сказать, как много сказать, когда промолчать. Где направить советом, а где дать ему упасть.

Совершенное молчание неуместно пока – по крайней мере до тех пор, пока он не покинет нас. И даже когда он станет взрослым, я надеюсь, что у нас будут настолько доверительные отношения, что мы сможем дать совет и не бояться при этом оттолкнуть его.

Соломон написал свои Притчи юноше (то бишь подростку), и ключевой фразой в первых 7 главах является «слушай мои слова», «приклони свое ухо», «будь внимателен» — они повторяются около 15 раз. Наше воспитание должно быть каналом, через которое мы передаем Божью мудрость: сами дети ей не научатся и, оставленные на самотек, они будут жить по курсу, который выбирает за них плоть, сатана и мир. Соломон призывает и убеждает юношу послушать его, потому что он глубоко убежден в верности, ценности, прибыли, совершенстве и сладости мудрости, которую он хочет передать.

В этом отношении наше хождение рядом с ребенком мало отличается от духа Павла, который не боялся использовать весьма сильные выражения: «Я умоляю вас». И в этом плане наше общение с ними должно отражать все повеления, данные нам для общения внутри церкви: мы призваны говорить истину друг другу в любви (Еф. 4:11-16), предупреждать друг друга, наставлять друг друга.

Но у этого есть и обратная сторона: мы призваны говорить эту истину с любовью: без любви эта истина превращается в жесткий свет и черно-белое восприятие, требовательность и нетерпение к отклонениям от стандарта. Находясь под влиянием любви – из стремления оказать добро этому человечку, мы, как родители будем стремиться к тому, чтобы наши слова и разговоры способствовали его росту, а не придавливали его тяжелым грузом.

Сохранять этот баланс ох как непросто. На этот баланс нужны силы, постоянная зависимость от Бога, и далеко идущее видение: я хочу, чтобы в его жизни пришло Царствие Божье, и чтобы он мог свое сердце отдать милосердному, святому, верному Богу. И для такой вот любви нужно много умирать для себя, и видеть этот период как возможность углубить отношения — с Богом, и с этим ребенком.

И вот пришлось мне на днях применить принцип «разборчивости-в-том-о-чем-затевать-войну».

Эти несколько недель нашу семью немного потряхивало: на одного нашего ребенка свалился не только сложный период в алгебре, но и гормоны. Что сказывается на всем вокруг него, и выливается через колкие слова и нетерпение.

Жить рядом с таким ежиком, пыхтящим над уравнениями – само по себе испытание, которое мы не просто призваны терпеть, но и как-то помочь ему пройти через этот период и созреть в своей вере, узнать себя, полюбить Благую Весть, узнать силу Христа, которая может произвести в нем плод даже посреди несходящихся уравнений и пляшущих гормонов.

Чтобы себя чем-то отвлечь, он иногда что-то мастерит, и вот после одного из таких «отвлечений» он обмызгал масляной краской мою новенькую раковину – ту самую, о которой я так радовалась при каждой стирке: маме мало надо, чтобы порадоваться. Вместо старой 20-тилетней, которая смотрела на меня каждую стирку своей неотмывающейся грязью, теперь на меня смотрит моя новенькая, но в разводах от масляной краски.

И пока я оттирала ее, пытаясь вернуть ей прежнюю белизну, я настраивала свое сердце. Импульс говорил: иди, твердым голосом вырази свое неудовольствие, что последней радости при стирке тебя лишили. Кто испортил мою раковину??

Но Дух говорит: как любовь к моему ребенку и страх перед Богом могут повлиять на мой ответ в этой ситуации? И мудрый, терпеливый ко всяким передрягам жизни и к моим прихотям, муж сказал: «будь-разборчива-о-чем-затевать-войну». Мы многое с этим ребёнком сейчас обсуждаем, и есть вещи гораздо важнее, чем эта раковина.

Повздыхала над раковиной. И решила, что мне Царство Божье в жизни этого ребенка важнее моей радости при стирке. Что грех, привязавшийся к сердцу этого мальчика, у которого ямочки на щеках еще малышовые, а плечи уже твердые и поднять меня может – серьезнее, чем грязь вот в этой раковине, и отщипленные листочки на моих суккулентах. Ну и что, что в моем доме мало красивых вещей, несломанных, а чистота и порядок по Мари Кондо не хотят задерживаться надолго. Не о них ведется настоящая война – а бушует война вокруг нас за его сердце.

Упомянула ли раковину ему?

Упомянула, но с другой целью: дать ему совет о том, как обращаться с масляными красками в будущем. Сверкнул в мою сторону своими ямочками: ага, мама, хорошо.

Мой новый враг в материнстве, или как мой ребенок обличил меня

«Мама, ты боишься за меня». Вот такие слова выпали из уст моего мужчины-мальчика.

Мы сели, чтобы поговорить о расписании на новый семестр. В этом году он взял 4 курса на дистанционном обучении, работает два дня в сервисной компании (борется с плесенью в частных домах, последствиями пожара и т. п.), помогает в детском служении, пытается строить дружеские отношения с ребятами из церкви, увлекается пианино, гитарой.

Помимо этого нужно заниматься физкультурой, читать хорошие книжки, и конечно же, Библию. Помогать соседке, учить пианино маленьких детей, читать книжки пятилетней сестре, быть большим братом младшим брату и сестренкам. Я много чего хочу сказать и внушить ему.

А я в ночь перед тем разговором лежала придавленная переживаниями о том, как он в своей взрослой самостоятельной жизни не научится распределять время, провалит экзамен, подведет людей, потратит зря деньги. Намотала такой клубок, что, сев с ним за его расписание, я невольно передала ему это вот расположение духа.

Тревожное. Нездоровое. В ночи неотданное Богу, который все держит в Своих руках.

И вот так я посмотрела в лицо своему новому Врагу.

Когда он был маленький и шебутной, с упрямой головой, и когда был в доме непрестанный хаос игрушек и прыгания по диванам, моим врагом был гнев и раздраженность. Его я хорошо тогда узнала, не только когда он поднимает свою уродливую голову, но и что стоит за ним, что движет этим гневом. Тогда, в те «маленькие годы», я увидела, какая я, оказывается, ленивая, и насколько сильно мой мир сконцентрирован на мне, любимой, и на моем спокойствии.

Теперь, когда он водит свой пикап с огромными колесами, и сам себя записывает на курсы в колледже, я вижу, что моя духовная борьба нашла себе нового врага.

Тревога.

Услышав эту правду в его словах: «Мама, ты боишься за меня», и посмотрев в лицо этому врагу Тревоге, которому только и надо, чтобы страх расползался по сердцам и вытеснял всякую веру, я просто обмерла.

Вот так, резко, на полушаге, должен смениться теперь мой курс: от борьбы с гневом – к борьбе с тревогой. Вот так, на полуслове, поток моих мыслей был прерван и высвечен: этот поток льется из нездорового источника.

на Радужном перевале в горах Роки, высота 3314,7 метров, июнь 2019 — радуга была прямо под нами в ущелье

Вечером подозвала его:

Прости меня, если я тебе передала мою тревогу. Я всем сердцем хочу наставить тебя на мудрый путь, и как мама, я вижу далеко идущие последствия. Но я также верю в Бога, который держит все в своих руках. Я верю, что Он начал Свою работу в тебе, и Он будет вести тебя и закончит эту работу. Я верю, что Он не оставит и не покинет тебя. Ищи Его, бойся Его – и помни, что я молюсь о тебе. И я помогу тебе, в чем бы ты ни нуждался.

И потом, вечером, скажу себе: надо посмотреть хорошенько в лицо этому врагу и высветить его светом Слова из Мф. 7:19-34.

Иисус говорит нам не тревожиться (7:25-34), но начинает Он этот разговор со слов о том, что является сокровищем нашего сердца (7:21). Мы прилипаем своим сердцем к какой-то идее и мечте, и когда она подвергается какой-то опасности, вот тогда сердце начинает дрожать и тревожиться. Но сердце, прилипшее к Богу понимает, что

  • Если Бог заботится о своих незначительных творениях, то и позаботится о нас и о моих детях: «Неужели вы менее ценны, чем птицы?» (7:26).
  • Что Тревога – дело совершенно пустое, не приносящее никакого результата! Я не могу с помощью тревоги удлинить и обезопасить жизнь своему ребенку: «И кто из вас, беспокоясь, может продлить себе жизнь хотя бы на один час?» (7:27).
  • Что в тревоге я уподобляюсь людям, которые вообще не знают Бога! Это им нормально тревожиться и беспокоиться – ведь у них нет живого Бога, сотворившего небо и землю, который сам себя назвал Эммануил, Бог-с-нами: «Ведь язычники только обо всем этом и думают, но ваш Небесный Отец знает, что вы нуждаетесь во всем этом» (7:32).
  • что тревога противоположна исканию Божьего Царства. В этой тревоге высвечивается, что на самом деле я хочу получить в этой жизни: «Прежде всего ищите Царства Божьего и Его праведности, и это все вам тоже будет дано» (7:33).

И задать себе со всей честностью вопрос для того, чтобы обдумать его в ночи – к чему там мое сердце так прилипло. Что я на самом деле ищу?

И как тогда, в маленькие годы, я сказала себе и принесла себя всю, со всеми своими растрепанными нервами, перед Отцом, через кровь Иисуса – Помоги мне, Отец, не воспитывать этих детей из гнева. Помоги мне преодолеть раздраженность. Помоги мне наслаждаться хаосом и не срываться с катушек.

Так и сейчас помолюсь: помоги мне не воспитывать своих детей из тревоги и беспокойства и страха. Им не нужно нести бремя моего неверия на себе – они должны сами найти мудрость нести свое собственное бремя. Помоги мне верить в Тебя. Помоги мне вести этих детей в уверенности в Твоем присутствии и заботе.

Испытание алгеброй

В последние несколько недель – с перерывом на каникулы, правда – в нашем доме проблема: началась алгебра у одного мальчика, у которого еще в это же время начался сдвиг в гормонах, и голос срывается от баса к хрипоте и от них к писку – так, что мама вздрагивает: ой, кто это там пришел? Не могу привыкнуть.

И этот же мальчик рвет и мечет, как садится за уравнения. Всю неделю часы, проведенные за учебником и уравнениями, были полны слез, нервного комкания бумаги, сломанных карандашей, тяжелых вздохов. И слов – колючих, раздраженных.

Я за последние несколько лет уже научилась не начинать читать лекции в напряженные моменты. Мягкий ответ утишает гнев, говорят мне Притчи. Воспитание в такие моменты приобретает другой ракурс – помочь, смягчить, успокоить. Поэтому почешу спину, поглажу взъерошенные волосы, налью чай, сяду снова – в сотый раз – и покажу, как решать. Я несу их бремя вместе с ними.

А вечером посидим на его кровати. Когда-то давно моя духовная мама говорила, что сердце ребенка широко открыто во время укладывания в постель, перед сном. В те моменты можно о многом поговорить. И к тому времени у мамы тоже смягчается тон и мысли более четкие. Ей вот только надо самой перебороть свою усталость и набраться терпения.

Спрошу, что он чувствует по поводу математики. Поговорим о чувствах с более ясной головой, и оценим – помогли ли эти чувства ситуации? Становится ли нам всем легче, когда мы начинаем твердить вслух и со злостью шептать – Терпеть не могу? И напомню –

Помнишь, мы на прошлой неделе заучивали стих из Иакова 1:2-5:

« Братья, когда вы сталкиваетесь с различного рода испытаниями считайте это великой радостью. Вы знаете, что испытание вашей веры вырабатывает стойкость, а стойкость должна настолько возрасти в вас, чтобы вы стали зрелыми и цельными, без всяких недостатков. Если кому-то из вас недостает мудрости, пусть просит у Бога, Который, не упрекая, щедро наделяет ею всех, – и ему будет дано» .

Ты видишь, что твоя математика – это твое испытание в эту неделю? Что Бог хочет от нас в этом испытании? Чтобы ты с радостью прошел его, и чтобы через это твоя вера стала более стойкой. Даже если не станет легче завтра – это задание от Него. И что самое классное – Он не только дает нам бремя и иго, но Он же и помогает нам нести его, и дает мудрость без упреков. Он хочет, чтобы мы в каждом деле зависели от Него и любили Его. Этого испытания не обойдешь и не избежишь – но мы понапрасну потратим эту возможность узнать Его, если будем проходить через эти трудности с крепко стиснутыми челюстями и горечью в сердце.

Говорю вот так, а саму осенило вдруг. Я смотрю вперед и вижу довольно-таки колючий период. И слышу Его голос через заученные с моим ребенком стихи: «Видишь, приближаются они, эти испытания, и все они такие разные на лицо. Тебе надо с радостью их приветить, а не пытаться их обойти стороной, потому что они придут в твой дом с одной целью – научить тебя зависеть от Меня еще больше». Секрет терпения и стойкости в том, где находится мое сокровище — в удобстве, легкости жизни, или в познании моего Бога.

Уроки по алгебре – испытание для меня и для него. Воспитание подростков – испытание. Служение – испытание. И во всех этих испытаниях Он дает мудрость без упреков,  и проявляет Свою силу там, где мы слабы. Его ухо открыто к моим воплям, и Его Дух ходатайствует за меня там, где я не знаю, как молиться.

Воскресная подборка

Когда у вас появилась идея о служении в церкви и вам надо поговорить с пастором/лидерами – вот тут хорошие мысли от пастора. Как преподнести свою идею так, чтобы не испугать? И как пастору принять или отклонить предложение, которое не подходит церковнму направлению?

Какие ловушки подстерегают каждого родителя? Вот тут хорошая статья Джона МакАртура.

А вот в этом магазине, если вы покупаете книгу, то вы можете получить бесплатную впридачу. Книги христианских мыслителей, которые оказали большое влияние на христианское движение. 

Когда ребенок согрешил

Ребенок сидит передо мной и горькие слезы катятся по щекам. И когда это чадо так выросло, что уже может понять глубину и размах своего греха? Как камень, который упал в воду и от него кругами расходятся волны – так и грех: он никогда не проходит бесследно. Он что-то означает для всех окружающих, для каждого, вовлеченного в ситуацию. Он что-то означает для Бога, перед которым все произошло.

И я внутренне удивляюсь: когда в душе этого моего ребенка появилось это понимание этих волн? Этот грех, который, возможно, кому-то покажется даже вовсе и не грехом, теперь давит на него, моего сладкого, который вот только вчера лежал со своими пушистыми щечками на моей груди.

Что сказать? Как отреагировать? Приведу на память истины из Римлянам 6 и 2 Кор. 7:

Мы знаем, что наша прежняя греховная природа была распята с Ним для того, чтобы освободить нашу жизнь из-под власти греха, и чтобы мы не были более рабами греху, ведь умерший освобожден от греха (Рим. 6:6-7).

 Печаль от Бога приводит к покаянию, которое, в свою очередь, ведет ко спасению и уже не оставляет никакого места для сожаления. Но печаль этого мира ведет лишь к смерти. 11 Посудите сами: печаль от Бога произвела в вас усердие, желание оправдаться, справедливое негодование на виновного, тревогу, жажду встречи, ревность, готовность наказать провинившегося (2 Кор. 7:10,11).

  • Это действительно грех, ты прав. Он означает что-то для всех вовлеченных, в этом ты совершенно прав. Грех всегда имеет размах больше и шире, чем может показаться.
  • Спасибо, что ты все рассказал нам. Грех всегда хочет причинить как можно больше разрушения, и он обязательно проявит себя, как бы ты его ни прятал. Он не будет сидеть послушно на веревочке. Он будет ждать удобного момента, чтобы отравить тебе жизнь, и испортить все доброе, совершенное в твоей жизни Богом.
  • Ничто, совершенное тобой, не сможет заставить нас разочароваться в тебе. Мы знаем, насколько хитер грех, и что мы все – полностью испорчены. Не прячься, мы всегда будем ЗА тебя. Для нас всех единственная надежда – это Христос. Мы рады помочь тебе узнать свою греховность и найти свою надежду во Христе.
  • Ты сильно переживаешь: о чем ты грустишь больше всего – о трудных последствиях в будущем, или о том, что в настоящем ты оскорбил Бога? Будь осторожен: можно раскаиваться и при этом умереть. Настоящее раскаяние приводит к жизни и отвержению греха.
  • Давай подумаем о том, что теперь делать. Вспомни, что сделал Христос? Через Него мы имеем прощение и искупление. Ты свободен от осуждения. Но Он не только умер – но и воскрес: Он дает тебе силы идти дальше, не боясь Его гнева, но в послушании Ему. Помолись Ему, раскайся и попроси помощи у Него.
  • Давай подумаем о том, как справиться с последствиями греха. Кому ты должен рассказать об этом? Возместить? Исправить? Попросить прощения? Починить?
  • И, наконец, что ты будешь делать, когда возникнет искушение снова это сделать? Какие стихи из Библии могут помочь тебе в этом? Вспомни, какие обещания дал тебе грех при искушении? Как ты сможешь ответить на те ложные обещания?
  • Давай помолимся вместе.

Ефесянам 6:4 дает нам повеление – взрастить своих детей в Господе. Это означает вот такие долгие трудные разговоры до полуночи. И ничего, что завтра рано вставать, и я устала уже от всяких разговоров. Покаяние и восстановление отношений ребенка с Богом – самое важное, что может произойти в моем родительстве. Не завтрашние дела, и не мои амбиции для него.

Это также означает мое реалистическое понимание своих детей, которое в свою очередь должно привести к реалистическому пониманию детей самих себя. Я должна понимать, что мой ребенок – грешник. Грех сидит там, привязанный к его сердцу, и он должен раскрыться. Бог вел Свой народ через пустыню и смирял его испытаниями, чтобы «узнать, что в его сердце» (Втор. 8:2,3). Грех и неспособность слушаться должны выйти на свет, чтобы мы понимали нашу духовную нищету и могли полностью воспринять благодать.

Поэтому мы говорим, что ничто не разочарует нас в них. Поэтому говорим, что мы рядом с ними, и будем помогать им встретиться с реальностью их грешного сердца. Поэтому не утешаем себя мирским утешением: не пьет и не курит, как другие, значит все хорошо. Мы ждем – в моменты, когда ребенок в чем-то отличился, когда он потерпел провал. Когда он сыт, и когда голоден, когда одинок, и когда он окружен друзьями – все эти моменты, из которых и складываются наши будни, являются возможностями для греха выйти на свет, а значит, и возможностями для благодати войти и продолжать свою работу.

Это повеление означает, что я люблю Евангелие сама всем сердцем, и вижу именно в нем смысл своей жизни. Оно имеет и обратную сторону: как мне самой возрастать в благодати и во Христе? Если я сама хожу в неисповеданном грехе и отрицаю его существование в моем сердце, то как я могу учить своих детей полагаться на Христа?

Я убеждена, что нет другого занятия на земле, которое бы было таким же острым ножом, таким же широким окном, таким же ярким светом, как воспитание детей в Господе! Будем слушаться этого повеления. Будем сами возрастать в Его благодати.

Про ябедничанье

Откуда среди вас враждебность и распри? Не от ваших ли страстей, которые борются внутри вас самих? Вы чего-то хотите, но не имеете, и поэтому убиваете (Иак. 4:1,2)

11 Братья, не говорите друг о друге плохо. Кто говорит плохо о брате или судит его, тот говорит плохо о Законе и судит этот Закон. А когда человек судит Закон, то он уже не исполнитель Закона, а судья. 12 Есть только один Законодатель и Судья, и только Он может спасти или погубить. А ты кто такой, чтобы судить ближнего? (Иак. 4:11,12)

31 Избавьтесь от всякой горечи в душе…злословия и всякого рода злобы (Еф. 4:31).

В доме опять встала проблема, от которой хочется рвать на голове волосы. Отношения между двумя младшими детьми всегда развивались довольно-таки трудно; столько всегда разговоров и увещеваний именно в этом краю нашей вселенной, каждый день. А в последнее время младшая доча взялась за миссию.

вот такой у нас Адвент

Много, много раз за день я слышу ее голос, произносящий следующие слова тоном ябеды: «Мама, а он достал конфету…Мааамма, он меня стукнул». Или прибежит: «Мама, он там ест печеньки».

Иногда эти жалобы имеют основание, а иногда нет: брат смотрит удивленно и с возмущением – вот, опять она на меня клеп навела.

Такая ситуация меня, человека склонного к действиям, сразу толкает на засучивание рукавов и разбирательство – кто тут виноват и в чем проблема. И можно сразу установить правила и по ним жить, выделяя гнев и последствия тем, кто эти правила игнорирует. Но хождение под влиянием импульсов не приносит пользы ни мне, ни моим детям, которые тоже ходят под влиянием своих импульсов. Нам надо использовать это время, чтобы прибрести мудрость и вместе вырасти в благодать.

Приглядевшись, я увидела, что тут такой сложный комок, что одними правилами не обойдешься.

Простой вопрос – «Что ты хочешь получить в результате этого действия? Какую цель ты преследуешь?» — вскрывает многое, что варится в ее маленьком сердечке. Она еще многого не осознает, конечно, и многое выливается из ее сердца просто под действием импульса. Моя задача как мамы, которая хочет привести ее ко Христу: использовать этот момент, чтобы поделиться с ней Евангелием. Этот момент важен: я не просто хочу измененного поведения – этого можно добиться другими способами (крик, манипуляция, правила). Я хочу, чтобы она увидела себя в свете живого Бога и могла начать отношения с Ним.

Так вот – что же она добивается своим ябедничаньем?

Ответ довольно-таки простой: она хочет, чтобы ее брат попал в неприятность и навлек мой гнев. Она оценила ситуацию и вынесла ему приговор, и теперь своей жалобой пытается поднять меня, чтобы я привела ее приговор в исполнение.

Это, конечно, же проистекает не из большой любви к брату.

Скорее, это желание, произвольное осуждение, и желание поднять меня с места, чтобы с моей помощью привести это осуждение в силу, происходит из огромного себялюбия ребенка. Она в центре Вселенной. Она решает, что верно и что неверно. Тот факт, что я пропускаю мимо ушей некоторые вещи, для нее кажется неприемлемым – и таким образом, она подвергает сомнению и оспаривает мое суждение.

Она забывает о двух вещах: о том, что не она главная в этом доме, а я (когда папы нет дома). И во-вторых, что ее брат и она сама ходят перед живым Богом, который будет всех судить по Своим меркам и стандартам, а не ее.

Поэтому Иаков, говоря о жалобах среди верующих, сразу говорит о том, что жалующиеся ставят реальность с ног на голову своими жалобами: вместо исполнителей закона они превращают себя в судей. И забывают о том, что есть только один живой, святой, беспристрастный Судья. И этот судья – не она.

Можно сколько угодно строжиться и запрещать ябедничать. Но если мы при этом не помогаем ей увидеть смысл происходящего, то перемены в ее поведении, если и произойдут, не будут эффективными, от сердца. Если она не увидит греховность своего желания и эту вот перепутанность ситуации, то плодами в ее жизни будут распри и враждебность.

И в этом я вижу свою роль, как мамы и ученицы Иисуса – это мне поручено научить ее, кто такой Бог, и что Он ожидает от нее. Бог – Святой судья, который является главным в этом мире, и это Он спросит у нас отчет о том, что мы делали в своих жизнях, а не о том, что делали наши братья и сестры (в какой-то мере, конечно, мы ответственны за своих ближних). Если я ворвусь в комнату, и разберусь, кто виноват, а кто нет, и всем раздам последствия, я оставлю все на горизонтальном уровне, и пропущу уникальную возможность открыть детям, что есть в этой картине еще одна Личность.

Присела на диван с этой крошкой, у которой «Я» настолько большое сейчас, что способно закрыть и Бога, и всех окружающих ее людей.

Спрошу, что она хотела добиться этим.

Спрошу, было ли это желание любовью.

Скажу: Бог решает, что правильно, а что нет. Он поставил меня над этим домом, и я хочу, чтобы ты доверяла мне в моих решениях. Я хочу, чтобы ты больше думала о собственном послушании, и не смотрела все время на то, как другие слушаются или не слушаются.

Скажу, что Бог слышит и видит все, и что мы перед Ним как открытая книга.

Это желание злобы, желание боли своему ближнему, а также злословие – грех, и только Иисус может изменить наше сердце так, чтобы мы могли слушаться Его в повелении любить ближних.

Давай помолимся вместе и попросим помощи на это! Давай помолимся и попросим, чтобы Бог помог нам сохранять мир в семье!

(Я не имею в виду жалобы, когда происходит что-то серьезное. Мы учим детей сразу приходить к нам, когда кто-то делает что-то опасное или издевается над кем-то, или над ними – когда им нужна реальная помощь. Один из моих детей очень сильно всегда боялся, что все будут думать, что он ябеда и не хотел ничего высказывать – но это тоже неверно. Дети нуждаются в нашей помощи).

Как учить детей любить церковь

Перед тем, как задаться вопросом о том, как учить детей любить церковь, нужно задать вопрос — Какую роль имеет церковь в плане Бога? И необходима ли церковь в жизни верующего?

Марк Девер, пастор и автор многих книг о церковной жизни, начиная свою проповедь, обращенную к студентам, говорит: «Если вы не состоите ни в какой поместной церкви, то я боюсь, что вы, возможно, попадете в ад»[i]. Эти слова не сказаны для шокирующего эффекта. Их автор действительно верит в эти слова и говорит их с большим убеждением. Марк Девер дает, среди прочих, одно веское обоснование. Новый Завет испещрен заповедями, которые обращены к верующим. Любить, быть терпеливым, побуждать друг друга к добрым делам, смотреть, чтобы ни в ком не появился горький корень – это лишь несколько из множества повелений, данных верующим. Мы не можем выполнять большую часть новозаветного учения, и жить в послушании, если мы не в церкви. Если между нашими убеждениями и действительностью – большой разрыв, то это должно вызвать серьезные опасения об истинности веры.

Церковь является столпом истины, местом, в котором хранится Благая Весть и откуда она распространяется. Она – Тело Христа, состоящее из людей, чья жизнь представляет Божий образ. Она – Невеста Христа, наше будущее. Церковь – семья, в которой члены связаны узами мира через Духа. Именно в Церкви сфокусирована вся деятельность Бога по прославлению Своего Сына. Именно в церкви Бог приводит в исполнение свое намерение, хранящееся в тайне до пришествия Христа — соединить под главой Христа земное и небесное.

В воспитании

Если церковь играет ключевую роль в плане Бога, то она должна играть ключевую роль в воспитании моих детей, созданных Богом для Него. Если я хочу, чтобы мои дети выполняли то, что предназначено им Богом (Еф. 2:10), то я буду приводить их в Его Церковь. Если я хочу исполнить Его повеление взрастить своих детей в наставлении Господнем (Еф. 6:4), то я буду стремиться, чтобы они были частью Его Тела, были там, где есть истина, могущая умудрить их в спасение (Тим. 3:15) и уберечь их от ветров лжеучений (Еф. 4:13,14).

Так как мой муж пастор, то воскресное служение для нас, конечно, является обязательной частью нашей недели. Но я знаю, что даже если наши обстоятельства были бы иными, наше хождение со Христом так или иначе влияло бы на то, как мы распоряжались бы нашим временем в течение недели – так, чтобы у нас было время пойти в церковь и быть с Его народом.

Моим детям нужно быть в христианском сообществе. Они должны видеть разницу между миром и семьей Бога. Они должны видеть, как Бог формирует Свой образ в людях. Должны видеть, что вера – это не просто система знаний и убеждений: это живые отношения с живым Богом. Это невозможно, если они не являются частью постоянного, тесного общения с Его народом.

В отношении церкви мы учим детей во-первых, тому, что такое церковь и для чего мы ходим туда; во-вторых, как служить людям; в-третьих, как видеть разных людей глазами Бога.

Что такое церковь

По дороге в церковь мы задаем вопрос – зачем мы едем в церковь? Дети отвечают: чтобы научиться истине о Боге, и пообщаться. Мы хотим, чтобы они ясно понимали, что у воскресного служения есть определенная цель – это не просто вылазка для общения и встречи с друзьями. Мы нуждаемся в учении, и Бог обеспечил эту нужду через церковь (Еф. 4:11-16). После собрания мы тоже разговариваем, как семья. Мы задаем два основных вопроса:

1.Что мы узнали о характере Бога? 2. Что мы узнали о том, что хочет от нас Бог в нашей жизни?

Как служить людям

Служение людям начинается дома, со служения своим близким. Для нас важно, чтобы каждый из наших детей был готов подняться, пожертвовать своим временем, чтобы помочь кому-то. И это начинается с малых шагов: если твоя сестренка упала, подойди, погладь ее, спроси ее, как она, и хочет ли она водички. Если что-то упало, подбери это. Встав из-за стола, возьми свою тарелку и еще чью-то и отнеси их в раковину. Мы хотим, чтобы служение и практическая помощь были для детей как их второе «я».

Мы учим их, как общаться, чтобы приготовить их говорить истину с любовью и состраданием. Как правильно слушать, не перебивая? Как извиняться? Как вежливо поправлять кого-то? Как выразить свое убеждение в истине без гордости и надменности? Все эти элементарные хорошие манеры мы прививаем детям, чтобы приготовить их к служению людям: такое сострадательное отношение, мягкое обращение и правдивость когда-то Бог сможет их использовать, чтобы привлечь людей к Себе.

Мы не разрешаем детям дразнить друг друга, обзывать и употреблять сарказм в их речи. В нашем доме слова, сказанные вслух, должны иметь своей целью ободрить и наставить, а не унизить и поранить. Язык – мощный инструмент для служения, и привычку пользоваться им мудро можно и надо прививать уже сейчас.

Мы учим их, как улаживать разногласия и жить в мире друг с другом – к этому призывает нас Бог в Теле Христа. Привычка стремления к миру и единству, когда это возможно и необходимо, может дать основание для их взаимоотношений дальше, когда они будут сами членами церкви. Такие привычки не формируются за одну ночь. Их привитие начинается сейчас, пока они со мной вертятся на кухне, едут со мной в машине, идут со мной за покупками.

Видеть людей глазами Бога

Мир встречает людей по одежке, расе, статусу. Мы хотим, чтобы дети сразу видели в людях то, что их объединяет: образ Бога, нужду во Христе, нужду в тесном общении, нужду быть познанным. Поэтому, приглашая в гости разных людей, а не только тех, с кем мы привыкли общаться, мы вовлекаем в это гостеприимство наших детей. Они помогают накрывать на стол, и сидят с нами – я стараюсь, чего бы это мне ни стоило, сажать их за общий стол, а не за детский: чтобы так они могли слушать наши разговоры и видеть, как мы общаемся с людьми, на нас непохожими. Они видят, как мы проявляем инициативу, чтобы начать с кем-то дружбу: мы обсуждаем вместе, как мы можем ободрить кого-то, какой подход найти к кому-то, чья ситуация не похожа на нашу.

Сегодня у нас в гостях была девушка-студентка, которая поделилась тем, насколько тяжело она в детстве переживала развод родителей. После того, как она ушла, у нас была возможность поговорить с детьми о том, что именно через это проходят сейчас их маленькие друзья. Им непонятно, почему мама и папа не могут быть вместе, и они винят себя за это. Мы поговорили о том, как мы можем быть семьей им и чем мы можем быть им благословением. Гостеприимство открывает двери для благодати.

Дети должны учиться любить церковь и осознанно подходить к ней — и такое наставление начинается сейчас, в доме. Церковь – это Богом данное средство, чтобы они могли найти свое предназначение в ней, и вырасти в ней в то, для чего создал их Бог – в Его образ. И мое время с ними дано для этого — чтобы помочь им в этом!


[i] Марк Девер, Что такое здоровая церковь, Издательство: Смэлток, 2018; стр. 1

Если у тебя есть дочь

«в которых вы некогда жили, по обычаю мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления, между которыми и мы все жили некогда по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти» (Еф. 2:2).

«молюсь, чтобы вам…уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы вам исполниться всею полнотою Божиею» (Еф. 3:19).

Моя охотница

Хочу использовать это место, чтобы во всю Ивановскую прокричать, воззвать к родителям девочек: 

Не поддавайтесь обычаям этого мира. Ее тело — драгоценный подарок, предназначенный для одного мужчины. Она создана прекрасно и с благоговением. Ее лицо, ее особенности, самая ткань ее существа — чудо, дело рук Творца, который любит ее и который предопределил дела, которые ей предстоит совершить. Обычай этого мира навязывает свою модель тела, свои предпочтения, и диктует со страниц журналов и экранов то, как она должна выглядеть — через лайки и сердечки, через комментарии и картинки, через смски. 

Ее душа — вечная, созданная на общение с Творцом и на прославление Его. Обычай этого мира твердит нам, что вся жизнь дана нам как возможность проявления себя, своего “я” с его потенциалом и его бардаком. Давай, не сжимайся, раскрепостись, пролей, все, что копится внутри, будь сама собой. Но Бог призвал нас к «полноте Божьей», только в Нем мы можем найти свое истинное я. 

Обычай этого мира пытается размыть границы между правильным и неправильным, между ложью и истиной. Мир серый, он не терпит Божьих стандартов. Он твердит, что никто не имеет права навязывать стандарты – и тем самым противоречит себе самому: отвергая Божьи стандарты, мир навязывает свой, серый. Но миру дела нет, что он сам себе противоречит, он знает, что если что-то повторять часто и с достаточным убеждением, люди поверят во что угодно. Он говорит, что каждому — свое. Но путь Божий открыт в Слове — Его вековечная мудрость о воспитании абсолютна, и она не изменится до самого конца. 

Не поддавайтесь воле «князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления». Его цель — убить, украсть, обмануть. Он находится в бунте против Бога и всякое непослушание, всякий бунт имеет корни там, в первоначальном бунте Сатаны. Смысл всей Божьей работы — не просто привести нас к Себе, омыть и ввести нас на Небеса. Его цель — привести все под главу Его Сына, объединить все в совершенной гармонии под властью Сына (Еф. 1:10). Послушание играет ключевую роль в этой жизни с Ним — и процесс послушания начинается с самого момента, когда малышка с растрепанными хвостиками топает ножкой и кричит во все свое маленькое пухлое существо: «Нет!» Князю воздуха угоден бунт, ее душа — поле битвы между Богом и Сатаной, который радуется неудержимой воле человека, пытающегося всеми силами выйти из рамок морали Бога. 

Мамы и папы — вы физически больше своего ребенка. Вы можете поднять ее и повлиять на ее волю. (оговорюсь — я не поддерживаю избиение и насильственные измывания над детьми, центром которых все-таки является собственное эго родителя. Будьте рассудительны, милостивы и нежны). Вы можете направить ее волю на мудрость, началом которых являются страх и благоговение перед Богом, который в Своей мудрости построил наше общество по иерархии, во главе которой стоит Христос. Послушание начинается сейчас, за столом, когда она отказывается есть, когда ей говорят, или брыкается, когда ей надо извиниться. 

Мамы и папы, вы больше своего ребенка и умственно и видите возможные последствия непослушания. Ей не видна вся картина, как вам. Пусть весь мир сведется для нее на том, что очень хочется ей здесь и сейчас; не давайте, если это даст Сатане вход в жизнь вашего ребенка. Не разрешайте, если вы видите, что конец этого — бунт. 

Не следуйте желаниям своей плоти. Плоть слаба и не желает слушаться Бога. Плоть не терпит конфронтации, ей хочется, чтобы все было тихо и любезно. И пусть доча тихо сидит, погруженная в телефон. И пусть она занята своими подружками. Плоти не хочется копаться и узнавать, потому что знание обязывает. Плоти не хочется допытываться, а что там в сердце, во внутреннем человеке: если поведение не смущает, то и нечего прикапываться. Плоти не хочется думать о мыслях, формирующихся в этих молодых телах — когда ты сам полон самого себя, чужие мысли не поместятся в сердце. Плоти не хочется садиться и в хаосе домашней жизни находить время для наставления в единственной истине, которая может дать жизнь этим девочкам — в Слове Бога. 

К моему мужу-пастору на консультацию приходят они, поломанные женщины, неспособные любить никого, начиная с себя. Эти женщины были когда-то девочками, нежными, доверчивыми. 

Интернет полон историй, от которых кожа становится гусиной, и волосы на затылке встают дыбом. Эту украли, эта познакомилась через социальную сеть с насильником, эта — не может в глаза прямо смотреть, потому что пристрастилась к порнографии. Эта девчушка сняла свою футболку и отправила свое фото однокласснику, который сохранил да и распространил по всей школе. 

И эти истории — не там, где-то на Луне. Это наши дети, наши девочки, наши будущие мамы и бабушки. 

Голодные, ищущие утверждения, одобрения. Питающие свои сердца лайками и искусственными сердечками, которые этот прихотливый мир ставит – или намеренно не ставит — на их фотографии и посты.

Не оставляйте их на произвол. Мы натягиваем тетиву, и не время думать о себе, о своих  амбициях. Время направлять, формировать, вспахивать и сеять. 

И молиться. Непрестанно, вместе с ними и наедине. Вести войну за их души на коленях, зная о том, что Он имеет силу и власть действовать в их внутреннем человеке, учить их и наставлять. 

Почему и зачем

Пусть каждый из вас оставит ложь и говорит своим ближним правду, потому что все мы члены одного тела. 26 «Гневаясь, не грешите», пусть ваш гнев пройдет прежде, чем зайдет солнце; 27 не давайте дьяволу места в вашей жизни29 Не произносите никаких дурных слов, говорите лишь полезное для назидания, чтобы это приносило благодать слушающим. 30 Не огорчайте Святого Духа Божьего, Которым вы были запечатлены для дня искупления. 31 Избавьтесь от всякой горечи в душе, гнева, ярости, крика, злословия и всякого рода злобы. 32 Будьте добры друг к другу, проявляйте сострадание, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас (Еф. 4:25-32).

В этом отрывке Павел показывает Ефесянам, какими должны быть отношения среди верующих. Общение между христианами свободно от злобы, злословия, крика, гнева, лжи; христиане прощают друг другу прегрешения.

И Павел не просто говорит нам, что делать, но и показывает, почему: он показывает нам работу Бога во всей нашей истории. Мы подражаем Христу и имеем силу прощать и любить, как Он, из-за того, что Бог сделал для нас в прошлом. Мы подражаем Ему, потому что в настоящем мы являемся через Его кровь членами Его Тела: мы не обособленные существа: все что мы делаем и говорим, сказывается на окружающих людях, оказывает воздействие на Святого Духа, и на дьявола. Мы подражаем Христу, потому что в скором будущем придет День искупления, в который от нас ожидается жизнь, полная плодов праведности (Флп. 1:9). Такая мотивация радикально отличается от того, что мы говорим сами себе. Мир наставляет нас, что прощать надо, потому что непрощение разрушает твой собственный мир – делай так, чтобы в конечном счете тебе было хорошо, и здоровье сбережешь. Библия же настаивает безо всяких извинений и оговорок: смотри наверх, выше своего здравого разума и собственной выгоды. Там, наверху, и внутри тебя, есть Бог со Своей волей на твою жизнь на сегодня и на завтра и силой на исполнение этой воли.

Наш прагматизм особенно проявляется, когда начинаешь воспитывать кого-то, а именно —  малышей, у которых сердечко еще повязано эгоцентризмом.

Встала в нашем доме проблема – один из детей стал постоянно грубить своей младшей сестре. Нет, нет, да бросит острое словцо в ее сторону. Встретит нарочно насмешливым взглядом ее восторг по поводу чего-то. Обзовет ее куклу. Станет спорить о чем-то бессмысленном.

Конечно, по этому поводу разгораются такие страсти в нашем доме, что хоть доставай огнетушитель.

И мало что так научило меня реальности и необходимости Благой Вести, как воспитание детей. Когда постоянно приходится подкручивать болтики, собирать осколки, выпрямлять кривое и вырывать колючее, поневоле начинаешь понимать, что эта махина жизни (если я хочу, чтобы она катилась по пути к Богу) должна управляться чем-то гораздо большим, чем простые жизненные установки, к которым я привыкла.

Вдобавок ко всяким таким вот проблемам, дети постоянно спрашивают: а почему, мама?

Почему надо быть добрым?

Почему надо делиться, если это мое?  

Зачем надо уступать, когда и так всем удобно?

Почему нельзя драться? Врать – ведь все равно не узнают?

Почему не надо мусорить?

Эти вопросы раскрыли нечто уродливое в нашем стремлении к благочестивой жизни. Нам хотелось, чтобы он не дрался, потому что так у него не будет друзей. И у меня, мамы, сидящей дома, тоже их не будет, потому что кто захочет общаться с мамой драчливого мальчугана? Нам хотелось, чтобы он не воровал и не врал, а иначе нам будет очень стыдно перед друзьями. Нам не нравилось, что он не откликается на зов, потому что наши друзья тоже прочитали ту книжку и теперь, как нам казалось, внутренне судят нас.

Такие некрасивые мысли показали, насколько все-таки все что мы делаем, сосредоточено на нас, и на нашем страхе перед людьми. И насколько наш взгляд на жизнь сосредоточен исключительно в горизонтальном направлении.

Мы стали искать другую мотивацию для нашего воспитания. Должен быть какой-то другой ответ на этот назойливый вопрос: «Почему?». Не потому, что так сказано в книжке, не потому, что так ожидает моя культура; не потому, что мне от этого будет удобно, и даже не потому, что я ТАК сказала (я же тебя выше и старше, знаю больше).

И вот, как всегда – ищу по долам-по горам мудрость, а она вот тут, рядом, открытая, бесплатная, понятная, проверенная вечностью и данная Самим автором жизни.

Мой малыш, я хочу, чтобы ты был добрым, потому что Бог добр. Он сотворил тебя по Своему образу. Через твой добрый поступок люди могут увидеть, что ты сотворен Им. Твои руки были сотворены Им на то, чтобы ты помогал этими руками, а не щипался.

Я хочу, чтобы ты слушался маму сразу и без препираний, потому что через послушание ты показываешь, что любишь нас и Бога. Бог призывает нас любить Его и слушаться Его во всем.

Мама просит тебя помогать, потому что Бог хочет, чтобы мы были похожи на Него. А Он пришел в этот мир, чтобы послужить всем.

Я хочу, чтобы ты проявлял уважение к своей сестренке не просто потому, что ты получишь наказание за неуважение, но потому, что в ней – образ Бога, и своими оскорблениями ты оскорбляешь и Его.

Библейская мотивация отличается от нашей, человеческой, тем, что всегда привносит в ситуацию взгляд по вертикали. Она показывает нам Бога, творящего Свою волю в прошлом, настоящем и будущем – и эта Его работа, отраженная в Благой Вести, должна стать основанием и для наших добрых дел, хорошего поведения, продуктивной жизни. Если мы смотрим только по горизонтали и руководствуемся тем, что принято\одобряется\осуждается другими людьми, наше мировоззрение и мировоззрение наших приличных и угодных обществу детей будет эгоцентричным и не принесет вечного плода.

Будем же верными Ему в повелении «взращивать детей в Господе» (Еф. 6:4). Будем же и сами постоянно смотреть на Иисуса и на то, что Он делает в прошлом, настоящем и будущем в нашей жизни.