Воскресная подборка

Семинар о духовном росте – Тимур Расулов говорит о законе сеяния и жатвы.

Об этом вопросе всегда масса дискуссий. Кто виноват в том, что сердце фараона ожесточилось? Часто люди чуть ли не обижаются за фараона. Вот тут хорошее объяснение.

Хорошее ободрение для тех, кто строит брак во Христе – «Творец не случайно сотворил нас мужчинами и женщинами. Он дал нам одну человеческую сущность, но она преломляется по-разному в мужчине и в женщине. Бог создал нас по образу и подобию Своему, чтобы мы могли отразить Его совершенные отношения внутри Святой Троицы через наши семейные взаимоотношения. Создатель задумал, чтобы каждый из нас мог стать радостью и благословением для другого».

Трудная тема

22 Вы, жены, подчиняйтесь вашим мужьям, как Господу. 23 Ведь муж – глава своей жене, как и Христос – Глава и Спаситель Церкви – Своего тела. 24 И как Церковь подчиняется Христу, так и жены должны во всем подчиняться своим мужьям. 25 А вы, мужья, любите ваших жен так, как Христос полюбил Свою Церковь. Он Самого Себя отдал за нее, 26 чтобы сделать ее святой…32 В этих словах скрыта великая истина, и я говорю вам, что они относятся к взаимоотношениям Христа и Церкви (Еф. 5:22-25, 32).

Всякий раз, когда я веду группу по Ефесянам и приходит время для 5-й главы, я готовлюсь к целой битве.

Ни на одном собрании не задается столько вопросов. Ни одна тема не задевает как за живое, глубоко сидящее, чувствительное. Ни одна тема не имеет такого облака недопонимания вокруг себя, как подчинение.

В этот раз на моей группе оказалась женщина из Африки, в культуре которой преобладает мужской авторитет. «Мужчине надо только родиться, чтобы быть человеком» — такая поговорка показывает форму ее культуры, и ее привычки, и установки. Патриархальное общество, из которого она вышла, превратило «подчинение» в Библии в нечто уродливое и нежеланное, и занизило ценность женщины. «Я так сказал и точка», «Библия говорит, что ты должна меня слушаться во всем» — такие слова слышит каждая ее знакомая. Женщины обязаны подчиняться всем мужчинам. Все лидерские позиции заняты мужчинами. Проповеди по Ефесянам 5 о брачных отношениях всегда ограничиваются лишь тремя стихами, которые как раз говорят о подчинении.  

Этот взгляд и ее горечь, которая чувствовалась в ее голосе, были противоположностью тому, что говорили мои подруги-американки, которым претит настойчивый голос современной культуры, со всех сторон внушающей женщине о ее самоутверждении, равноправию с мужчинами, независимости.

В обеих культурах перекос и всплеск эмоций в отношении этой темы. В обеих культурах это понятие превратилось во что-то уродливое и нежеланное. И думаю, что этому причин много – оправданных и неоправданных.

Мы – потомки Адама и Евы и их бунт передался нам с молоком наших мам. Мы не можем спокойно и с радостью принять необходимость подчинения. И с другой стороны – видя грех вокруг нас и поломанность этого мира, неудивительно, что эта мысль о подчинении: а именно, о сдаче своих прав в пользу другого человека, такого же грешника, как и я, внушает страх и тревогу.

Подчинение для многих из нас ассоциируется с ценностью – у тех, кто ниже рангом, ценность ниже и наоборот.

Мне кажется, что проблема в нашем восприятии этого понятия часто заключается в том, что это понятие нам преподается как поручение, обособленное от всей библейской истории. Когда понятие вырывается из контекста всей книги/послания, и всей Библии, то оно становится орудием в руках людей, которые пользуются им в своих целях.

Но картина, которую рисует все послание к Ефесянам и вся Библия о подчинении, на самом деле красива и сосредоточена на Христе – как и все в Слове Бога!

Что говорит контекст этого отрывка? (Читайте о «слоях контекста» в моей заметке вот тут)

Самый дальний контекст этого отрывка, и который Павел упоминает тут – это Бытие, история творения. В истории о творении мы можем почерпнуть следующее о браке:

  • оба муж и жена были созданы по образу Божьему. Они одинаковы в своей ценности и в своем статусе перед Богом (Быт. 1:26,27).
  • оба муж и жена получили от Бога поручение владычествовать над землей и представлять Бога на ней. Они должны быть Его наместниками и управляющими на ней. Бог вверяет им обоим эту работу (Быт. 1:27,28). Их совместная работа не является проклятием за грех.
  • Бог с самого начала устанавливает порядок внутри этого союза – жена названа «помощницей» Адама (Быт. 2:18). Иерархия в семье не является проклятием за грех, но порядком, установленным Творцом.
  • грех, войдя в мир, испортил собой гармонию на всех уровнях: между Богом и человеком, и между мужчиной и женщиной: человек восстал против Бога, пошел по своему пути к подобию Богу – а жена теперь, с тех пор как Адам послушался ее, будет всегда пытаться контролировать им (Быт. 3:16). Все встало с ног на голову, и это будет иметь далеко идущие последствия. Вся поломанность и трагедии и боль в этом мире имеют свой корень именно в том событии, которое нарушило гармонию на всех уровнях, между людьми и между людьми и Богом.

Бог задумал через Христа восстановить нарушенное грехом положение, и вновь вернуть единство между Богом и человеком, и между людьми. Об этом единстве земного и небесного нам говорит послание к Ефесянам 1:10. Через это единство Бог наполнит все Собой (3:19, 4:10). Именно это учение Павла о единстве верующих во Христе является еще одним слоем контекста для учения о браке. Мы – члены друг другу.

И это единство на всех уровнях, достигнутое через кровь Христа (Еф. 2:16), должно теперь проявиться там, где мы ходим бок о бок, тремся острыми углами друг о друга, просыпаемся с плохим запахом изо рта и встрепанными волосами, застреваем в пробках, зарабатываем и тратим деньги, болеем, смеемся, вспахиваем и пожинаем – в нашем браке.  Единство должно стать чем-то осязаемым и обозримым. Небесное становится единым с земным.

Подчинение в браке, согласно Ефесянам 5, вместе с жертвенной любовью мужа, являются рупором, через который Бог всем рассказывает о своей мудрости и Своей работе, совершенной через Христа. Эта тайна соединения двух отдельных единиц в одно, это единство в разнообразии, показывает Евангелие всему наблюдающему миру.

Поэтому в те моменты, когда подчиниться трудно, я буду подчиняться, потому что чувствую себя в полной безопасности во Христе. Я не чувствую себя ущемленной, понимая, что на нас обоих лежит ответственность выражать образ Христа.

«Отдача моих прав» для меня не проблема: я рада, что я во Христе, и этого мне достаточно.

Как жена, которая идет за мужем туда, куда и не мечтала и которой многое приходится оставлять, я подчиняюсь в полной свободе, зная, что я служу не мужу, а Христу.

Я буду подчиняться, потому что мне дорого то, что совершил Христос, и я не позволю своим амбициям встать между нами стеной там, где эту стену Своей плотью устранил Христос (Еф. 2:14).

Я буду подчиняться просто потому, что мне так велел Господь, невзирая на то, как справляется или не справляется со своим заданием мой муж.

Я буду подчиняться, потому что мне дорого Евангелие – своим браком я хочу провозглашать самую радостную весть на земле, а не служить преткновением для людей.

Моя любовь ко Христу, который унизил и смирил Себя, должна формировать мое отношение к подчинению, а не мои понятия о моей ценности, отрицательный опыт в мире, или требования культуры. Моей отправной точкой в послушании этому повелению будет мое положение во Христе, а не то, что я могу получить из этого.

Воскресная подборка

Что-то я не могла найти много ресурсов — но вот две статьи, которые мне понравились.

Мы начинаем наши семейные чтения Библии и вскоре бросаем это дело. Почему? Вот тут хорошая стать и ободрение!

Поменял ли на самом деле Савл свое имя на «Павел»? И имеет ли это значение? Часто в моих группах по изучению Библии я сама попадаю под искушение сделать из чего-то интересный урок или иллюстрацию. Но если это не основано на реальности, то может быть, я напрасно пытаюсь приукрасить Слово? Может быть, лучше дать самому Слову говорить за себя? Тут хорошая статья!

Наша бабушка

Я в последнее время иногда задаю вопрос – где ты себя видишь через 5 лет? 10 лет? Некоторые мне быстро тараторят свой план об учебе, работе, доме, семье, путешествиях. А некоторые совершенно искренне крутят у виска пальцем – совсем что ли? Какой там 5 лет, я не знаю, куда наша жизнь забросит нас завтра…

Этот вопрос я позаимствовала у Д. А. Пакера, старого проповедника, который как-то сказал, что нам надо смотреть в будущее и нацеливаться на то, кем я себя вижу в 50, 60 лет. И, конечно, автор одной из самых знаменитых в современном христианстве книг, «Познание Бога», не имеет в виду карьеру и путешествия. Расскажу немного о нашей бабушке, чтобы стало понятнее.

Ее родители переехали на юг, когда Великая Депрессия только начала накручивать обороты и ветер на западных прериях стал нести с собой тяжелый и вездесущий песок. Юг обещал многое – влажный и жаркий климат, подходящий для фермерства, дешевая земля, которую акрами правительство раздавало всем, которые были не прочь побороться с густыми зарослями и насекомыми и возделывать песчаную почву.

Она еще не родилась тогда, но знает по рассказам, как ее мама, новоиспеченная жена, сойдя с поезда в столице штата, услышала, что дальше поезд не идет и им придется весь их скарб довозить по залитым ливнями дорогам в крытой кибитке.

Я видела фотографию ее мамы – прабабушки моего мужа: на фоне ими выращенных хурмовых деревьев, кудри светлые вокруг лица, а лицо – без улыбки.

По рассказам Одри, ее мама и папа каждый день кормили их чернокожих работников, которые возделывали вместе с ними поля сельдерея, окры, клубники. Во время 1-мировой войны правительство наложило жесткие ограничения на продукты, и поэтому в доме исчез сахар. Но меда всегда было много – и поэтому Одри до сих пор его не любит. Одри всегда была на подхвате, а однажды, 12-летней, ей пришлось выпечь хлеб на всю команду и накормить их всех обедом, пока мама убежала помогать соседке при ее родах.

Одри ходила в церковь с самого детства. Им было хорошо – в их деревеньке была баптистская церковь. Они могли каждое воскресенье слышать учение, в отличие от многих, которые жили дальше в лесу, и до которых проповедник добирался раз в месяц. Она вышла замуж в этой церкви, принесла сюда своих лялечек, а потом – одна, после болезненного развода с мужем-военным, оставшимся заграницей, привела всех 4х детей, ставших подростками. Служений в воскресение было два, и бабушка придерживалась философии: я тебе разрешаю бегать и играть от души всю неделю, поэтому сидеть спокойно на этих служениях и слушать Слово – не такое уж большое для тебя страдание. Здесь же, в этой церкви прошло поминальное служение по ее сыну, погибшему во Вьетнаме. Вся деревня собралась вокруг этой женщины, чтобы поучаствовать в ее горе, которое оставило дыру в ее сердце навсегда. Уже 90 лет, а лицо все равно заволокло печалью при упоминании его имени.

В эту же церковь она потом приводила своих внуков, которые оказались за бортами распадавшихся браков ее детей. Подбирала осколки жизней своих родственников и надеялась, что и это Бог усмотрит и на это достаточно Его благодати. Тут она видела, как они растут, раскрываются и находят свое призвание. Ее молитвами вырос плод во многих из них, и продолжает теперь расти в жизнях правнуков. 90-летней, ей все еще глубоко интересно, чем они живут, и ходят ли они с Богом. Печаль в ее сердце всегда шагает рука об руку с радостью.

В этой церкви она просидела и прослужила в хоре и в детском во время многих перемен, конфликтов, ссор, роста, смен многих пасторов и служителей. На смену пастору с его любовью к гимнам и старому переводу приходил другой, с современной музыкой и новым изданием Библией, а на смену ему — пастор который предпочитал все таки старый перевод. Но какие бы перемены не происходили, она никогда не пропускала служения и воскресной школы. Она всегда знала, кто болеет и кого надо навестить. Главное для неё всегда оставалось главным.

Мы часто и много говорим о росте, и это верно. Вкусив от Христа, мы растем в Его образ и со временем меняемся, преображаемся. Наша плоть уступает место Его жизни, постепенно, медленно. Даже за 1 год могут произойти большие перемены в привычках, укладе жизни под влиянием истины. Но есть у нашей жизни с Ним и обратная сторона – там, где перемены не поощряются, а наоборот, ожидается своего рода статичность. Мы (вместе как семья) знаем ее уже на протяжении 11 лет, и за эти годы она не изменилась – в ней до сих пор живой интерес ко всем, кто ее окружает, к церкви, к Богу и Его слову. Она все так же молится. Все так же переживает за тех, кто с Богом не ходит. Из всех ее друзей-сверстников, которых она знала всю свою жизнь, и которые плакали с ней, смеялись и устраивали пикники, она осталась одна: в церкви места, где они сидели раньше, заняты теперь другими, у которых на коленях ерзают другие малыши, и которые уже не открывают книгу гимнов, а смотрят на слова на экране. Деревянные лавки были заменены мягкими, старенькое здание, с перил которого скатывались все ее дети и внуки, было оставлено – церковь переехала в другое, кирпичное и более просторное. А дубы, растущие вокруг того старого здания, все так и стоят, и мох так и свисает с них серыми лохмотьями. Жизнь катится своим чередом, и нам, новым, так важно видеть ее сгорбленную фигурку тут, среди нас, поднимающей свой старческий голос в хвале Богу: вот одно из Его верных чад, которое, продравшись через тернии жизни, через свою немощь все еще любит Его и Его слово.

Мы живем во время, в которое все меняется со стремительной скоростью. Не только технологии развиваются так, что не успеваешь уследить за всеми новинками, но и сами люди: ничего не стоит за день поднять большой шум в социальных связях, и глядишь, общественное мнение изменилось. Ничего не стоит людям в наше время согласиться на одно, и поменять свое решение под влиянием того или иного, и не оглядываться назад. Мы ищем волю Бога, но своими шагами показываем, что на самом деле ищем того, что удобнее и приятнее. Столько ветров разных учений и идей дует – и все они рано или поздно утихнут, унеся с собой массы людей, которым стало претить то, что они слышали в начале. На наших глазах приобретают быструю популярность служители – и так же быстро падают, заставляя многих, успевших прилепиться к ним душой, сомневаться в действительности Бога. И вот мой, и не мой вопрос, как для меня, так и тех, кто рядом со мной: а где мы будем через 20 лет? Будем ли мы так же держаться старой-новой вести? Будем ли мы также любить людей вокруг нас? Будем ли мы также любопытны? Будем ли мы также любить Иисуса и желать Его Царства?

Этот вопрос, как мне кажется, важно задавать себе: мы его задаём себе в других сферах жизни. Мало кто из нас живет совершенно на авось. Этот вопрос имеет в корне то, что, спросил Бог в самом начале: где ты, Адам? И вопрос, который будет задан в будущем: в Откровении в письмах церквям Иисус укоряет их в двух аспектах: каково твоё положение по отношению к истине? Каково твоё положение по отношению к любви?

И на эти вопросы Библия сама же и отвечает, двояко, как и на многие вопросы:

Филиппийцам 2:12-13

Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению.

2 Фессалоникийцам 2:16-17

Сам же Господь наш Иисус Христос и Бог и Отец наш, возлюбивший нас и давший утешение вечное и надежду благую во благодати, да утешит ваши сердца и да утвердит вас во всяком слове и деле благом.

Бог не ожидает от нас совершенства, но верности, которая многие годы спустя будет выглядеть так же, как и в начале. Преданность Богу, Его слову и Его народу с одной стороны, и с другой — верность Бога Своим детям, которых Он Сам ведёт, освящает, утверждает.

Страх перед Богом в материнстве

«Мама, если я буду себя хорошо в гостях вести, ты мне дашь за это конфету?»

Такой разговор недавно произошел у нас. Этот трюк я использую, когда мы ходим в магазин за покупками. Закупаться на нашу семью, плюс на гостей – дело долгое, поэтому мы используем своего рода пряник, чтобы всем было легче жить. Но этот принцип иногда начинает просачиваться и в остальные сферы жизни.

Когда я послушала ответ Екклесиаста на самый главный вопрос в жизни: какая польза человеку (матери) от всех трудов его, какими он (она) трудится под солнцем, то конечно же, многое в этой книге звучало очень знакомо, как будто он сидел на моей кухне за моим пошарпанным от частого вытирания столом и описывал мне мою жизнь. Нет ничего нового – все идеи о воспитании, служении, отношениях стары как мир. И вся моя работа по дому вертится по одному и тому же кругу, не принося видимого или длительного результата. Какой способ я бы ни придумала, какую фишку не переняла бы у подруги, все равно нет никакой гарантии на то, что все в моей жизни будет благополучно. Многое в жизни оперирует по принципу эффективности: если мне это не приносит желаемого результата, то лучше оставить. Мы желаем, но не получаем, а когда получаем – то нам надо навсегда. И лучше это состояние не опишешь, чем – суета сует и томление духа.

Но Екклесиаст не останавливается на этом ответе. Он подводит нас к одной из самых главных тем, выраженных в Библии, а именно – к тому, для чего создан человек. Человек создан на то, чтобы бояться Бога.

Как это должно выразиться в моей жизни? Вытру опять свой липкий стол и сяду поразмышлять, перед тем как снова начать готовку. Как это отразится на моих отношениях с детьми, друзьями, моим отношением к служению и мужу?

— зная, что в конечном счёте Бог все держит в руках, и даже мои непрестанные будни, от которых иногда едет голова (1:1-11), я буду принимать каждый день, как задание Бога на сегодня. Пусть ничего не изменится, и не будет никакой пользы. Делать и наслаждаться делом — мой долг перед Ним, независимо от результата.

— Я встречаю новую «фишку», новый хау-ту с щедрой долей скептицизма. Полки магазинов завалены книгами «7 шагов к ____», «5 дней___», «8 принципов___». Моя новостная лента заполнена советами о том, как быть успешным в том или другом. Екклесиаст помогает мне видеть реальность жизни – делай все, что от тебя зависит. Вливай себя и все свои силы в добро. Будь активным сеятелем. Но результат предоставь Богу: это Он даст время процветания, но и от Него будет сезон бедствия и бесплодности (3:1-8, 7:14). Бойся Его, потому что жизнь совершенно вне твоего контроля.

Мне не трудно простить обиду: Бог судья и придет время, когда Он исправит каждую неправду и высветит то, что было сделано в истине. В отношения вкрадываются зависть и подозрение, и зачастую они разрушают отношения, несмотря ни на какие разговоры и молитвы. Какие бы усилия я не прилагала в дружбе, служении, работе: что-то повернется в сердце другого человека, и произойдет трещина, не поддающаяся моему контролю. Оказывается, недостаточно быть просто искренним. Но я послушаю Екклесиаста и буду искать активно мудрость и сеять семена истины – но буду в спокойствии от того, что изменить сердце другого человека я не могу.

— Я ожидаю трудности и рассчитываю на них, зная, что всему есть время — время приносить плод, и время разрушению. Наша жизнь тут будет всегда иметь оттенок «погони за ветром» — и это намеренно, чтобы мы могли увидеть проявление силы Божьей. Я буду готовить своих детей на жизнь, полную трудностей, и учить их зависеть от Бога в каждой проблеме, с которой они сталкиваются.

— Я буду ходить в стенах моего дома так, как будто Бог действительно существует и заслуживает самого настоящего благоговения. То, что я говорю с крыши, будет и за моими закрытыми дверями – с Его помощью и силой. А из этого следует, что

— Я буду постоянно обращать внимание своих детей на то, что их решения, действия и слова всегда находятся перед Богом. Они не просто выразили ненависть к своему брату: они высказали ее в присутствии Творца, который сотворил этого брата. Они не просто устроили скандал о своей прихоти – они возвели эту прихоть в идол и в результате лишили всех и себя покоя: это – прямое последствие замены Бога на идола.

— Я буду учить детей – и сама просить помощи для себя – послушанию, даже когда они ничего за это не получат. Мы слушаемся потому, что любим Бога и хотим угодить Ему. Он не очередная «фишка», обещающая нам благоденствие. Он – всесильный, святой и любящий Бог. И если я использую награду в некоторых случаях, чтобы установить привычку конкретного поведения в конкретной ситуации, я все-таки четко показываю, что за непослушание в этой ситуации будут последствия. Чтобы ребенок научился благоговеть перед Богом, он должен сначала научиться благоговеть перед родителем.

— В моем сердце будет царить покой посреди этого перевернутого мира. Когда мой ребенок, явно заслуживающий первого приза, пришел с пустыми руками, первое, что я скажу ему – Бог так распорядился, и в этом Он благ (9:11). Порадуйся за победителя и продолжай расти в этом спорте. Если ребенок пришел с первым призом, я опять таки обращу его внимание на то, что эта победа – от Бога, который позволил его мышцам совершить это и который радуется вместе с ним этому призу: в красоте его физической силы или в его музыкальных способностях видится Его образ, и это прекрасно.

— Я буду обращать внимание ребенка – и свое внимание – снова и снова на самую великую несправедливость и самое большое чудо, произошедшее под солнцем. Сам Бог ходил среди нас, почувствовал на Себе последствия нашего греха и умер за нас, праведник за неправедников. Он восстановил мир Своим телом и дал нам новый Дух, которым мы и можем теперь жить под солнцем, но с надеждой на искупление.

— и, наконец, я буду старательно искоренять из своего воображения образы детей, соответствующие моему собственному представлению о том, какими они должны быть, или мнению других людей о том, какими должны быть они. Эта яма не имеет дна, и убивает как меня, так и детей. А вместо этого буду концентрировать своё внимание на том, чтобы учить их выполнять ИХ самый главный долг — бояться Бога, благоговеть перед Ним, жить так, как будто Бог действительно существует и что Его слово — действительно является истиной.

Как страх перед Богом помогает нам жить в этом кривом мире

Екклесиаст дал нам хорошую и полную картину нашего существования, которую можно суммировать так: Жизнь пуста, она не желает подстраиваться под наши ожидания пользы от нее (1:2,3). И что теперь? Тут несколько вариантов: можно пуститься на все тяжкие, ведь жизнь коротка, и раз она пуста, то тогда надо взять от нее все, что можно. Можно начать жить просто для себя, своего дома – я не могу ничего изменить в этом мире, так что сделаю все, от меня зависящее, чтобы моя семья получила все необходимое в этой жизни. Можно вообще опустить руки и ничего не делать: зачем прилагать усилия, если в любой момент я могу оказаться пойманным в силки смерти (9:12).

Но к этому ли ведет нас автор этой книги? В этом ли замысел нашего Творца? Что хочет от меня автор этой книги? Как страх перед Богом, которому он учит нас, должен повлиять на мою жизнь здесь и сегодня?

Если посмотреть на глаголы в повелительном наклонении, встречающиеся в этой книге, то можно получить некоторое представление о том, что хочет внушить нам автор. На самом деле их немного:

следи за своим поведением, когда идешь в дом Божий – приходи готовым на послушание (Еккл. 4:17, 5:1-5). Пусть слова твоих уст совпадают с намерениями твоего сердца, говори так, как будто Бог на самом деле слышит и слушает тебя.

—  посмотри на дела Божии: кто может выпрямить то, что Он сделал кривым?  В благополучные дни будь счастлив, а в дни горестные знай: и то, и другое сотворил Бог, чтобы человек не мог постичь того, что будет после него (Еккл. 7:13,14). Автор заставляет нас оторвать глаза от нашей реальности и подумать, кто стоит за ней. Человек никогда не сможет выяснить, как сделать так, чтобы сделать свои дни постоянно счастливыми и плодотворными: на все есть свое время.  

Иди и ешь с удовольствием свой хлеб и пей вино с радостью… Носи свою лучшую одежду… Наслаждайся жизнью со своей женой…во все дни твоей суетной жизни, что дал тебе Бог под солнцем (Еккл. 9:7-9). Жизнь под солнцем непредсказуема, но дни этой жизни даны Богом, на то, чтобы мы наслаждались ею во всех ее аспектах.

Пускай свой хлеб по воде… Раздели, что имеешь (Еккл. 11:1,2). Все нам дано для жизни нашим добрым Пастухом, мы должны наслаждаться Его дарами, и делиться ими.

Сей семена… не смотри на противный ветер (Еккл. 11:4-6). Ты не знаешь путей Бога, от тебя зависит лишь сделать с семенами то, на что они были даны – а именно, посеять их. Мы не знаем, какие из семян могут прорасти даже в неблагоприятное время так же, как не знаем мы, каким образом Бог формирует кости ребенка внутри утробы (11:5).

веселись, юноша…но знай, что за все это приведет тебя Бог на суд (Еккл. 11:9) – Бог хочет, чтобы мы радовались в этой жизни, но помнили о том, что нас ждет суд Бога.

помни своего Создателя (Еккл. 12:1-6) – от самой юности и до смерти.

берегись того, что сверх этих слов мудрости (Еккл. 12:12) – всех слов, записанных в этой книге, о пустоте и непредсказуемости этой жизни и о том, что нам в ней делать. Только эти слова, как стрекало Пастуха, направят тебя на истину и жизнь. Они – крепко вбитый гвоздь, который не даст тебе отвалиться, когда ты всем своим весом повиснешь на ней (12:11).

бойся Бога и соблюдай Его повеления – благоговей перед Богом, сделай Его слово своим руководителем во всем. В этом, согласно этому автору, и весь долг человека (12:13,14).

Все эти повеления необыкновенно просты. Что может быть проще, чем просто встать утром и радоваться тому, что перед носом? Что может быть проще, чем просто наслаждаться хлебом, женой, работой? Что может быть проще, чем говорить Богу только то, что мы действительно намереваемся сделать? Разве так сложно удержаться и не навалить массу бессмысленных слов перед Богом? Что сложного в том, чтобы просто делиться тем, что имеем и распространять данное нам, невзирая на препятствия?

При своей простоте эти повеления невероятно трудны для нас. В нас крепко сидит непреодолимое стремление взять в руки бразды своей жизни и попытаться выпрямить кривизну в ней (7:13). Это стремление, каким бы бесплодным оно не было, в нас было заложено самим Творцом (1:13). Это оно толкает прогресс, и от него наш мир не похож на мир, в котором жили Ной и Моисей – во всех отношениях. В каком-то смысле в этом проявляется образ Бога, который мы носим. Но это стремление найти пользу в этом мире под солнцем – все равно что пытаться выгуливать ветер, согласно Екклесиасту.

И делать что-то просто ради того, чтобы делать, и не искать от этого пользы, очень трудно. Нам недостаточно просто работать, мы хотим стать лучше и успешнее, чем наш сосед. Нам невозможно быть довольным хлебом: нам надо сфотографировать нашу тарелку и заистаграммить ее, чтобы получить какое-то признание из этого обыденного момента. Мы во всем ищем смысл и пользу, эффективность каждого момента. Нам трудно отвязаться от своего «я» и в служении и не искать при этом какого-то результата – результата, который нам эта суетная жизнь не всегда желает произвести. Стремясь к нему, мы постоянно сталкиваемся лицом к лицу с реальностью нашей ограниченности и беспомощности.

Почему же Бог просит нас сделать то, что для нас крайне трудно? Как радоваться в этой жизни, когда нет от нее никакой пользы? Как радоваться, столкнувшись со своей ограниченностью и присутствием тления в творении?

Екклесиаст уверен: секрет радости не в достижении результата, но в выполнении самого главного долга человека. Превыше всего человек должен бояться Бога, зависеть от Него полностью – и только это даст ему способность выполнять эти простые повеления и наслаждаться при этом жизнью (2:25). Только человек, знающий своего Пастуха и Его заботу о нем, может наслаждаться сегодняшними благословениями и не тревожиться о завтрашнем хлебе. Только с таким благоговением мы можем воспринимать друзей как дар, которые не обязаны дать мне то, что под силу только Богу. Только человек, хорошо знакомый с праведным Судьей, может простить прегрешения против него, в надежде, что однажды всякая неправда и кривизна будут исправлены. Только человек, доверяющий Всезнающему, Всесильному Творцу, может с терпением и верностью проходить как через бесплодные дни, так и обильные (7:14). Радость при осознании своей ограниченности и беспомощности возможна, потому что это понимание должно толкать нас на большую зависимость от Бога, чья сила воскрешает мертвых, чья милость  неисчерпаема, чья истина неизменна, чье знание неиссякаемо и чья верность до небес. Такая вот зависимость от Бога ведет к жизни активной и верной, в ней нет места ни распущенности, ни фатализму. Страх перед Ним убережет наши падкие на идолопоклонничество сердца и не даст горечи пустить в них свои корни. Благоговение перед Богом не даст нам бояться людей или завтрашнего дня, и не позволит благоговеть ни перед кем, до тех пор, пока не придет Он, наш Творец, Пастух, Судья, и не приведет нас в Свою славу. Но и это повеление и долг невозможны для нас, и поэтому Бог обещал через пророка Иеремию, что Он пошлет в сердца людей Дух, который и научит их страху перед Богом (Иер. 32:39). Искупленные Христом и возрожденные через Его дух, мы имеем теперь эту способность.

Продуктивность — мой друг и враг

Если судить по обилию статей о разных лайф-хаках в моих социальных сетях, многие просто помешаны на продуктивности. Как будто мы, задыхаясь от все сильнее ускоряющегося темпа этого мира, ищем, как бы нам эту жизнь прожить, не потеряв зря ни минуты, выжать из него и не упустить ничего из всего, что этот мир может предложить. Много очень хороших советов. Много советов совершенно бесполезных. И, конечно, много и такого, на что хочется сказать: ну это и ежу понятно, зачем я сюда кликнула, мама мне и так все это говорила всю дорогу.

Но как ко всему этому относиться тем, кто следует за Христом? Надо ли и нам стремиться быть продуктивными? Ребенок хочет все время со мной все делать – но из-за этого возникает столько возни и уборки, что из готовки или окраски стен получается целое мероприятие, что делать в этом случае?

Точка, от которой необходимо отталкиваться во всех таких вопросах – это главные заповеди, данные нам Богом: любить Бога всем сердцем, всей силой, всем разумом, и любить людей как самих себя. И в исполнении этих двух заповедей продуктивность, как и все в этом мире, может стать нашим другом и нашим врагом.

Продуктивность как друг

Нам было вверено много ресурсов. Время, деньги, материальное имущество, способности и возможности – все они даны были нам, чтобы мы могли прославить через них Бога. В этом плане мы не являемся настоящими владельцами домов, банковских счетов и земельных участков. Все это было дано нам на время, чтобы мы распоряжались этим, управляли ими по принципам, отражающим характер Бога, Его мудрость, верность, постоянство и святость.

Продуктивность может помочь нам быть мудрыми Адамами и владычествовать над землей так, как это лучше всего представляет Бога и Его работу. Продуманный заранее список продуктов сможет минимизировать походы в магазин и освободить время для чего-то другого. Расписание и список домашних дел, обсуждённый заранее с членами семьи, могут свести к минимуму разногласия по поводу домашней уборки и разных мероприятий – разногласия, которые тоже занимают время. Собранность может помочь нам быть более надежными. Дисциплина может дать нам возможности углубиться во что-то, и стать сильнее в какой-то области. Мы не знаем, какой кризис грядет за поворотом, и дисциплина может помочь нам быть готовыми ко времени, когда у меня не будет времени сидеть и глубоко заниматься, но я смогу черпать силы из того, что накопила за время спокойствия. Дисциплина в отношении времени может быть средством выражения любви к людям: я ценю время других людей и стараюсь не опаздывать.

Продуктивность в этом смысле может стать моим другом и помочь мне любить Бога и Его людей. С ее помощью у меня есть время на постоянное чтение и изучение Библии, есть время пригласить кого-то в гости, есть время забежать в дом престарелых и навестить нашу старую подругу-соседку. Есть время и на ежедневное кофе с моим мужем. Я буду выкраивать время на чтение хороших книг, которые расширят мое понимание мира и помогут мне служить моей семье и моей церкви лучше.

Для того, чтобы в моей неделе было такое время, мне приходится довольно-таки жестко оценивать все, что претендует на наше расписание. Если перед нами стоит какая-то возможность, которая, как мы видим, вытолкнет что-то другое из нашего расписания, мы не кидаемся с головой туда, но задаем вопрос: как это поможет нам любить Бога и людей? Как это скажется на атмосфере нашей семьи? Будет ли это отвлекающим фактором? Конечно, не всегда удается все просчитать.

Оговорюсь тут, что многие среди верующих путают всякие правила с законничеством. Но вопрос не в том, насколько продуктивны мы. Вопрос всегда в том, с каким сердцем мы подходим к этому. Жизнь по благодати не означает полный хаос: Христос спас нас от бремени греха и от проклятия закона, и излил в нас Свой Дух, чтобы мы могли жить в послушании и любви к Нему и людям. Наше хождение по вере не означает полную свободу от стандарта, выраженного в законе. Как и Израильтяне, которые были искуплены для того, чтобы служить Богу, мы, омытые кровью Иисуса, тоже призваны ходить в обновленной жизни так, как это достойно Благой Вести (Еф. 4:1, Флп. 1:27) – Его силой и мудростью. Жизнь послушания и дисциплины не обязательно является законничеством. И наоборот, жизнь без правил, неподчиненная никакой дисциплине, может быть своего рода законничеством: отбрасывая общепринятые правила, мы следуем своим, внутренним принципам и убеждениям, вместо того, чтобы руководствоваться любовью к Богу и людям.

В законничество мы впадаем, когда смотрим на подругу и хаос или порядок в ее жизни и думаем про себя: «Хорошо, что я не такая». Или, когда я радуюсь лайкам и восхищением со стороны знакомых: «И как это тебе удается все это делать?!» Когда я думаю, что теперь-то я действительно Богу угодна, или ругаю себя страшно, если жизнь не хочет втискиваться в мои представления о продуктивности.

И вот тут-то продуктивность может стать настоящим врагом, который с удовольствием убьет во мне все начатки любви к Богу и людям.

Продуктивность – мой враг

Погоня за продуктивностью может превратиться в самое настоящее идолопоклонничество, где средство становится самоцелью. Если в конце дня я довольна своими галочками и тем, что «время не зря было потрачено», вполне возможно, что на алтаре моего сердца сидит идол, каменный и жадный. Ему недостаточно будет того, что есть отношения – ему нужны числа. Недостаточно того, что радость в доме – ему нужны галочки, награды и грамоты, чтобы было что людям сказать.

Продуктивность смотрит через мое плечо, пока я пролистываю свою новостную ленту в фейсбуке и шепчет: вот видишь, у нее-то все красиво, и в доме все устроено и все-то она успевает. Она заставляет мое лицо каменеть, когда кто-то снова пролил молоко, забыл о мероприятии, или об уборке. Она мне тычет в лицо журналами с прилавков: наш дом с его пошарпанными стенами не похож на вот эти дома. Она горько бормочет внутри и жалуется на брата, который все не так делает, опять опоздал, и дело из-за него стоит.

Продуктивность – мой враг, когда я настолько заинтересована в эффективности моих усилий, что буду избегать того, что кажется бесплодным и неэффективным, не задавшись вопросом: а хочет ли этого Бог? Может быть, Бог не столько заинтересован в эффективности моих усилий, сколько в проявлении Своей силы через хаос?

Продуктивность любит бежать по дорожке с лозунгом: «Больше, лучше, быстрее, сильнее, эффективнее, чище, экономнее, важнее!» И не важно, что кто-то упал на беговой дорожке, лишь бы самой добежать до финала: вот какая я молодец.

Чтобы понять, как продуктивность становится врагом, надо задать вопрос: зачем я хочу быть продуктивной? Что я хочу получить из этого?  Влияние? Деньги? Одобрение? Ощущение безопасности и контроля?

Жизнь где-то посередине

Думаю, что нам, как ученикам Иисуса, надо уметь жить где-то посередине: стремиться к порядку, придерживаться дисциплины и быть верными управляющими того, что вверено нам, но делать это под руководительством любви к Богу и людям. И одновременно – иметь реальное представление об этой жизни. Пока мы ожидаем Иисуса с Его Царством, полная продуктивность, использование всех 100% нашего мозга, полный порядок и совершенное исполнение всех обязанностей невозможны. Мы – ограниченные существа, и если где-то успеваем, то обязательно терпим провал и недосмотр в другой сфере. Мир вокруг нас и наши ресурсы тоже ограничены и «подчинены тлению» (Рим. 8:20): эмоциональные, физические, умственные, временные, материальные. Люди вокруг нас, как и мы сами, полны изъянов, которые будут с нами, по большому счету, всю жизнь. Это постоянное присутствие последствий греха в этом мире должно напоминать нам доверять не нашим спискам и лайф-хакам, а Христу, которым все стоит, и для Него.

Поэтому, для Него я составляю каждый понедельник список продуктов, примерное меню, делаю заметку о том, с кем связаться, за кого молиться на этой неделе. Меню на неделю, потому что не люблю голову занимать каждый день мыслями о том, что готовить на ужин; примерное, потому что всякое может случиться: я рассчитываю на то, что будут провалы и будут непредвиденные обстоятельства. Из-за Его благодати я, глядя на свой грязный пол, не бросаюсь его мыть, потому что дочь очень просит пойти на прогулку. Заполненное расписание ох как тешит мою холеричную душу, но я уже знаю, что эта радость – продырявленное ведро, не могущее принести мне настоящего удовлетворения. Проставленные галочки в списке дел я воспринимаю с благодарностью: слава Богу, Он позволил закончить дело. Отсутствие галочек тоже вижу, как Его благодать: мир все еще вертится на своей оси, небо все еще голубое и есть еще дыхание в моих ноздрях.

Библия дает нам много примеров как продуктивности, так и непродуктивности. Мы видим в Левите и Второзаконии насколько четким было Израильское общество и какой в нем был порядок. Мы видим, что многие служители Бога распределяли время и обязанности так, чтобы максимально увеличить свой вклад в служение: Павел так и не женился, он работал и благовествовал и сам церкви назидал не лениться, а работать.

Но мы видим также кажущуюся расточительность Бога. В Исходе 13 израильтяне должны были посвятить первородное из скота – а если нет выкупа, то они должны были свернуть шею ослику, хорошему животному, могущему увеличить продуктивность семейства. Мы видим, как Иисус смотрит благосклонно на женщину, пролившую на Него дорогое масло. Мы видим, как Он «зря» потратил время и опоздал со Своим визитом к Своему другу Лазарю.

Итак, что же делать, когда я вижу очередной чей-то пост о продуктивности или кто-то мне дает совет о том, как что-то сделать лучше (быстрее, чище, экономичнее…)? Я принимаю совет с благодарностью о том, что я не одна в этом мире пытаюсь продираться через будни и что-то с ними полезное сделать: есть мудрость во множестве советников!  Взвешиваю совет: поможет ли он мне любить Бога и людей лучше? Применяю его, если он кажется эффективным, но не возлагаю на него надежды, всегда рассчитывая на провал.

Уроки с пляжа

На этой неделе мы отдыхаем на пляже. Атлантический океан обычно довольно-таки теплый в это время лета, и волны на нем ух какие жесткие. Что в радость большим детям, но маленьким — не очень. Нашу младшую так занесло один раз волной, что теперь ее, нахлебавшуюся соленой воды, больше туда никак не заманишь. 

А старшие вот так ловили волны. Если в хороший момент поймать волну, она может тебя донести до самого берега — ощущение при этом просто обалденное. Сила воды под животом, соленые, теплые брызги в лицо — и волна швыряет тебя на шершавый твердый песок. Хорошо, если колени не обдерешь. В общем, весело. 

А пока вот так катаешься по волнам, незаметно оказывается, что волны постепенно уносят нас от того места, где мы начали. Незаметно так мы оказались в нескольких сотнях метров от того места, где мы вошли в воду.  Волны накатываются на берег под углом и постепенно могут унести все, что в этих волнах барахтается все дальше и дальше по берегу. 

Это мне напомнило о стихе: “Поэтому мы должны со всем вниманием отнестись к тому, что мы услышали, не то нас снесет течением” (Евр. 2:1). Автор в этом послании предупреждает верующих держаться Благой Вести и не отпадать от нее, так как они, вкусив от Христа, стали прислушиваться к другим голосам. Автор пытается обратить их внимание к тому, что Иисус всегда был и будет единственным смыслом всей истории. Прибавив ко Христу закон, они ставили себя в опасное положение: оставить услышанную ими в начале истину и отпасть от Него совсем. Нет какой-то середины тут: либо мы с Ним, либо без Него. Апостол Иоанн прибавляет к этому: пребывайте в том, что вы услышали в начале. Не любите мира этого с его ложью: в нем нет любви Отца. 

Как послушание этому стиху выглядит сегодня? Автор говорит: “со всем вниманием относитесь….”  Столько волн накатывается на нас и наших детей. Наш мир, как океан за моим окном, неугомонен и шумлив: он очень хорошо знает, чем отвлечь нас и чем нас занять. Он волнами накатывает на нас свою ложь, от которой может быть даже весело и хорошо на душе. Мы с радостью ловим эти волны и забываем, как мои дети, посмотреть: где я нахожусь? Куда эта волна несет меня? Что будет в конце? Что она обещает мне и чего это будет мне стоить? Мы думаем, что можно нестись с бешеной скоростью вместе с миром и в то же время сохранить веру в Иисуса.  А пока мы наслаждаемся его волнами, глядишь, и веры как таковой нет, и одно только себя-любие и надежда на себя и остались. Чтобы плыть по течению, не надо прилагать никаких усилий и поэтому, чтобы оставаться в вере, необходима внимательность. 

“к тому, что вы услышали” — в послании поясняется, что это “услышанное” было передано через Христа. Автор послания к Евреям стоит на берегу и зовет: не плыви по течению. Смотри на начало: что ты услышал тогда? Во что поверил? Чем твоя вера обросла за все это время? Кем стал для тебя Иисус за эти годы? Имеет ли Он до сих пор во всем первенство? Твой Иисус сегодня — это все тот же, у которого не было куда голову положить, и который звал учеников нести Его крест, который ненавидел показное благочестие и любил детей? Который воскликнул на кресте: “Совершилось!”? Который воскрес и дал нам новую жизнь, не по нашим усилиям, а по вере и Своей благодати?

“не то нас снесет течением” — речь идет не о потере спасения, конечно. Эти предупреждения, несмотря на то, что не подразумевают потерю спасения, имеют вес: автор хочет, чтобы мы уяснили для себя опасность бездумного катания по волнам. Держаться за Христа означает постоянный, осознанный выбор: я не буду делать одно (даже если мои верующие друзья занялись этим) и верить вот этой убедительной и остроумной женщине (даже если у нее красивый дом и успешная семья), если это не входит в мое хождение с Ним, неугодно Ему, умаляет Его статус первенства (Кол. 1:18). Это означает постоянный критический взгляд на все, что входит в мои уши и глаза и сердце: противоречит ли услышанное мной характеру и вести Иисуса? У каждый мысли есть последствия, часто идущие дальше, чем нам может показаться.

Что делать, если вдруг по Его благодати, очнулся и увидел, что оказался далеко от того места, где начал? Исповедуй и покайся, признай это перед Ним. Посмотри, что именно отвлекло тебя и чем тебя заманила эта волна — почему обещанное ею оказалось привлекательнее, чем доверие Христу? И проси Его: “Приклони сердце мое к откровениям Твоим, а не к корысти” (Пс. 119:36). И потом — послушай, что говорит автор послания к Евреям о том, как не плыть по течению: Ободряйте друг друга каждый день (3:13), давайте приблизимся к Богу с искренними сердцами, в полноте веры (10:22), не будем оставлять наших собраний (10:25), давайте сбросим с себя все, что мешает нам бежать…и будем терпеливо преодолевать отмеренную нам дистанцию,.. будем неотрывно смотреть на Иисуса (12:1,2), переносите страдания как часть вашего воспитания (12:7), наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией…чтобы какой горький корень, возникнув, не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие (12:15). 

Если бы Екклесиаст разговаривал с Асафом

(Моя перефразировка Псалма 72 и Еккл. 3:15-22)

Если внимательно прислушаться к Екклесиасту, то можно уловить в нем эхо того, что написано и в других местах Писания, и озвучено другими авторами. На один из таких примеров я наткнулась в Пс. 72.

Если бы эти два честных человека — Асаф и Екклесиаст — сели поговорить за чашкой кофе, думаю, их разговор звучал бы примерно так.

Екклесиаст: Все вверх дном в этом мире. В храме, где должна царить праведность, одно зло восседает, а в суде, где правосудие должно ожидать, там беззаконие.

Асаф: Вот-вот, и я о том же. Вон нечестивые живут, как будто Бога нет, и все у них хорошо. Посмотри, как выкатились от жира их глаза! А украшений-то навесили на себя. Они не трудятся как все, сильны и дерзки.

Екклесиаст: Бог приведет на суд каждое дело, Он воззовет из прошлого все, что произошло под солнцем. Что бы эти люди ни говорили, все это придет на суд.

Асаф: Это все понятно. Но я-то?? И зачем я умывал свои руки в невинности. Зачем очищал свое сердце? За малейшее согрешение себя обличаю, а они вон как грешат, а их вот не только ничто не тревожит, но они еще земные благословения получают. Как же так? Ведь они от этого еще больше коснеют в своем грехе, видя безнаказанность своей дерзости.

Екклесиаст: Разве ты не знаешь, что Бог будет судить как праведных, так и нечестивых? Каждое наше дело раскроется. И кто это тебя так научил, что твоя чистая жизнь должна принести определенный результат? О чем ты на самом деле расстроен – о том, что Бог попираем этими людьми, или о том, что тебя Бог не вознаградил за твои чистые пути? Что ты ожидал от Него, воздерживаясь от греха?

Асаф (помолчав): Я позавидовал, и сам не заметил, как поскользнулся. Я виновен перед всеми Его детьми. Да, я вижу конец нечестивых, и мне страшно от того, что Бог делает с теми, кто презирает Его. Он их отодвинет, как сновидение, согласно тому, как они вели себя по отношению в Нему… жили, словно Его нет. Сердце мое истерзалось, я потерял всякий покой, я себя чувствовал, как животное.

Екклесиаст: Слушай меня. Я это тоже прошел. Я дошел до того, что возненавидел жизнь и весь мой труд и не впал в полное отчаяние, пока Бог не показал мне что-то. Это Он все это допускает. Он все видит, что происходит и ничему не удивляется. И допускает Он все это, чтобы испытать всех нас, и научить нас жить, как животные.

Асаф: Я не это имел в виду, когда сказал «животное»…

Екклесиаст: Знаю, знаю, но ты послушай меня. И праведников и нечестивых ожидает одна участь – смерть. Ты сам видишь, что праведник часто не получает того, что «заслуживает», и наоборот, нечестивые часто не получают то, что им полагается. Мудрые часто оказываются не у дел, и никому не понятно, по какому такому критерию Богу становятся угодны некоторые, чтобы дать им богатство. И знаешь, почему?

Асаф: Ну?

Екклесиаст: Чтобы человек понял, что он животное. Посмотри: корова проснулась и пошла себе есть траву и делать свои коровьи дела. Она не думает о продуктивности своего дня и об эффективности своих усилий. Она просто жует свою жвачку, машет хвостом, топчет копытами землю. И топчет она копытами не потому, что ей кто-то чем-то обязан за ее коровьесть. Она не ждет вознаграждения, а просто делает то, на что она создана.

Никто не знает, что будет с человеком, когда его тело упадет как семя в землю. В этом плане разница между праведным и нечестивым такая же, как и разница между человеком и коровой. Никто не сможет сказать в полной уверенности, судя по жизни человека: да, вот этот человек действительно был угоден Богу. Только одному Богу это известно, и нам пора уже оставить все попытки разложить все по полочкам. Не в этом смысл жизни, но в том, чтобы знать наше место и жить перед Ним в благоговении.

Асаф: Ты прав, мы не знаем это, но нам известно, что Бог делает с нечестивыми. И знаем еще то, что нам благо приближаться к Нему и что Он примет нас в Свою славу. При всем процветании нечестивых сейчас и исковерканном правосудии Он держит нас за руку и ведет нас. Ничего не хочу на земле, если нет со мной Бога.

_________________

Похожее иногда происходит и в моей голове. Я смотрю по сторонам вместе с Екклесиастом и Асафом и происходящее вокруг меня не совпадает с моим черно-белым представлением о том, как должен быть устроен мир. Я не могу понять, почему одни могут грешить, и земля их носит без укора. Почему столько лжеучителей отравляют воздух и сердца людей своей корыстной ложью, и тем не менее толпы их слушают с открытыми ртами, а мы трудимся себя не жалея, терпеливо вспалываем, сеем со многими слезами, поливаем, а плод растет медленно, и скудно. Почему добрые намерения часто заканчиваются полным фиаско, а злобные, едва прикрытые приличием, оказываются успехом? Почему Бог допускает раздор там, где Он Сам призывает к единству? Почему я молюсь, молюсь об определенной нужде, а ответа все нет?

И как Асафу, который должен был посидеть в святилище и увидеть, что будет в самом конце, чтобы понять смысл этой перевернутой жизни – мне тоже полезно приблизиться к Нему с этими вопросами, вылить вместе с ним до донышка всю свою животную горечь и добраться до сути. Кто мое сокровище? Чего я ищу и к чему стремлюсь в своей «праведной» жизни? Служении? Материнстве? Почему происходящее вокруг задевает так меня?

И еще мне нужен такой друг, как Екклесиаст, который поможет мне вспомнить о том, что будет в конце, и напомнит мне ответ на самый важный вопрос жизни: Какая польза человеку от всех его трудов? (Еккл. 1:3): нет ему никакой пользы. Такая погоня за пользой – все равно что попытаться ветер выгуливать. Человеку нечего рассчитывать на результат от его трудов. Он должен делать дело, данное ему Богом и жить эти дни, данные ему, всегда помня о том, что Бог – Творец, держащий все в Своих руках, а он – всего лишь творение, которое не в силах устроить свою жизнь по своему усмотрению. Он должен жить в каком-то смысле как животное, в полной зависимости от Творца. Горечь, разочарования, «томление духа» — все это результат неоправданных ожиданий.

И ещё мне нужен друг как Павел, который тоже мне укажет на тление, которому подчинено все творение (Рим.8). Укажет на Иисуса, подчинившегося самой большой несправедливости и умершего как праведник за нечестивых. Мне нужно ежедневное напоминание о том, что Бог, как и сказал Асаф, примет нас в Свою славу — но только если мы страдаем вместе со Христом и разделяем Его крест (Рим. 8:15).

Возможно, для кого-то это покажется фатализмом. Но учение Екклесиаста, Асафа и Павла далеко от фатализма – на самом деле оно может дать самую чистую и совершенную радость, которая, как мне кажется, может помочь нам с терпением пройти лежащее перед нами поприще в этом кривом мире, в надежде на славу и освобождение от рабства тлению.

Что имеет в виду Екклесиаст под словами «бояться Бога»?

Стоп. Разве надо вообще бояться Бога?

Это понятие о страхе перед Богом – не очень-то удобоваримо для нас. Нам не очень нравится думать о Боге как о грозном Властителе, который вершит судьбами по Своей прихоти. Но решать о том, каким быть Богу, а каким Ему не быть нам не дано: в таких суждениях важно отталкиваться не от своего понимания, но от того, как Бог сам это выразил в Своем Писании. О страхе перед Богом Библия говорит очень много, как в Ветхом Завете, так и Новом. В Исходе 20:20, сразу после того, как Моисей дал 10 заповедей и тем самым раскрыл Израильтянам характер Бога, мы видим напуганный народ, который отступил от горы и встал вдали. Моисей увидел это и провел для них очень важное отличие: «Не бойтесь, Бог пришел, чтобы испытать вас, и чтобы страх Его был перед лицом вашим, чтобы вы не грешили». Моисей хотел, чтобы у Израильтян не было одного типа страха, который заставил их отпрянуть, но чтобы в них присутствовал другой страх, который приблизил бы их к Богу и научил бы их послушанию. Бог всегда хотел, чтобы Его народ полностью зависел от Его слова, как от хлеба, и чтобы они видели источник своего существования в Нем, а не в своей плоти. В таком страхе, трепете перед Его волей, и есть начало мудрости. К людям, испытывающим такой страх, благоволит Бог, и к ним – Его милость (Пс. 146:11). Библия во многих местах призывает нас к этому страху и часто противопоставляет это страху и благоговению перед людьми, миром, обстоятельствами, суждениями других людей, Сатаной.

Для того, чтобы вникнуть в смысл этих слов в книге Екклесиаста, думаю, полезно посмотреть на то, каким представляет Бога Екклесиаст в своей книге.

Раскрывая перед нами суетность и пустоту жизни в разных ее аспектах, Екклесиаст постоянно направляет наш взгляд на Бога. Характеристики Бога в этой книге можно сгруппировать в три категории: Создатель, Пастух, Судья.

Создатель сотворил мир и задал в нем ритм, по которому этот мир живет и движется. Все в нем устроено так, что нет ничего нового, но все рано или поздно возвращается на круги своя. (1:1-11). Бог сотворил человека правым, но человек пустился на многие помыслы и с тех пор занимается погоней за ветром: как бы получить какую-то пользу в этом мире (7:29, 1:3). Но определенная кривизна в этом мире под солнцем не позволяет ему это сделать, и это – от Бога (1:15, 7:13). В этой жизни со всей ее кривизной, под тенью смерти (9:2,3), Создатель дает нам «долю»: обрести мудрость (1:13), работать и находить в этом наслаждение (2:24). При этом Он может дать способность наслаждаться работой и богатством одним, и удержать это от других (5:18, 6:2) – и никому не дано понять, по какому принципу Он это делает. Он присутствует при нашем поклонении Ему, слышит наши приближающиеся к алтарю шаги, слышит каждое слово наших молитв (4:17, 5:5). Он не каменная статуя: наши легкомысленные и многословные обещания доходят до Его слуха, вызывая в Нем гнев на глупость людей, забывающих, что говорят они с Богом на небесах. Все, что делает Бог, прекрасно в свое время и совершенно (3:11,14). Это от Его руки дни благополучия и плодотворности сменяются днями противления и несчастья: и никто не может сказать, что послужило поводом тому и другому (7:14). Нам невозможно постичь действие Бога так же, как мы не можем постичь формирование ребенка в утробе матери. Он держит начало жизни и ее конец: соткав нас, Он в Свое время порвет серебряную цепочку, и разобьется кувшин у источника и наш дух вернется к Нему.

Творец по Екклесиасту совершенно иной чем мы, Его творение. Он обладает высшей властью, непостижим и совершенен и заинтересован в том, чтобы мы понимали свое место (3:18). Личность, способная гневаться и быть источником радости, обладающая волей на нашу жизнь.

Бояться этого Творца означает помнить о своем положении как сотворенного существа и жить в полной зависимости от Него. Благоговение перед Творцом помогает нам быть занятыми нашей долей (9:10) просто потому, что эта доля – от Него, а не надеяться на результат наших усилий.

Этот Творец также является нашим Пастухом. Екклесиаст указывает на то, что Бог дает нам пищу, питье, веселье, работу (8:15). Он ведет нас от самого начала нашей суетной жизни до ее конца. Он также дает нам мудрые слова, которые в Его руках служат стрекалом с иглой на конце, чтобы помочь нам выбирать верный путь (12:11).

Благоговеть перед Пастухом означает доверять Его заботе, слышать и слушать Его голос мудрости и беречь себя от всего, что сверх этого (12:12). Страх перед Пастухом побуждает нас искать эту мудрость и знания, но не делать ее самоцелью.

Екклесиаст также представляет нам Бога как Судью, который воззовет из прошлого всякое дело, правое или нечестивое (3:17, 12:14). Он будет судить мир по Своим стандартам, которые открыты в Его законе (12:13).

Благоговеть перед Судьей означает помнить о том, что за все нас приведет на суд Бог.

Этот страх и благоговение перед Творцом, Пастухом и Создателем должны стать для нас источником настоящей радости в этом искривленном мире: Екклесиаст призывает нас наслаждаться жизнью, трудиться и искать мудрость в этом мире, всегда прибавляя к этому, что мы должны при этом бояться Его. Почему? Потому что без страха перед Ним, без понимания нашей полной зависимости от Него и без постоянного благоговения перед Его присутствием мы быстро превратим эти дары в идолы и окажемся с дырявым ведром. Сделав мудрость самоцелью, мы быстро начнем мнить сами себя всезнающим богом. Сделав работу высшей целью жизни, мы не сможем получать от нее полного удовольствия, потому что все наши помыслы будут связаны погоней за продуктивностью – капризным чудовищем. Если сделать удовольствия конечной целью, мы быстро обнаружим, что и этому нет конца и края. Какой из родителей не слышал от своего ребенка, который только что вернулся с веселой вечеринки вопрос: «А что теперь?»

Но страх перед Богом не только придает смысл всему, что происходит в нашей жизни каждый день. Ходя по этой земле, где все творение подчинено тлению (Рим. 8:20), снова и снова сталкиваясь лицом к лицу с кривизной этого мира в отношениях, работе и в поисках мудрости, мы можем с терпением и надеждой проходить через эти тернии, ожидая нашего освобождения как детей Божьих (Рим. 8: 20,23). Есть необыкновенная свобода в понимании реальности такой, какая она есть на самом деле: я – всего лишь творение. Не могу я своими усилиями устроить свою жизнь так, как мне это видится, нет никакой пользы от моих усилий, все – суета сует и погоня за паром. Но я знаю, кто Бог: Он – мой Творец, Пастух, Судья.

Как страх перед этим Богом важен мне сегодня? Учит ли Екклесиаст фатализму в своей книге?

Об этом – в следующем посте об Екклесиасте!