Про лимоны и плод верности

Это моя старая, но очень дорогая моему сердцу история, особенно в эти дни, когда я пережевываю недавно прочтенную книгу об Адонираме Джадсоне. Этот американский миссионер прошел через неимоверные страдания, чтобы по всей Бирме был насажен крест Иисуса.

______________________________________________

«Когда жизнь подкидывает тебе лимоны» — гласит американская поговорка — «сделай из них лимонад». 

Воскресным утром нам позвонила бабушка, которая должна была приехать к нам на день Благодарения. Звонок вызвал бурю эмоций — тут даже карамельные булочки не помогли — бабушка не приедет, потому что заболел дедушка. Слезы лились ручьём, сыпались вопросы, папа был не в духе, мама пребывала в недоумении: что теперь делать в праздник? 

Вот такой лимон, понимаешь. 

Что делать, когда ты сам далеко от дома и родных?

Что делать, когда надвигается праздник, в который предполагается иметь полный стол и кучу гостей? 

Что делать, когда ты сам — перекати-поле — еще не нашел «свой круг друзей», к которым можно завалиться в гости непрошеным, или спонтанно к себе позвать? 

Посидели, вытерли слезы, поразмышляли. 

А что если мы в гости позовем таких же, как мы, перекати-поле, которым далеко ехать домой на праздник, которые хотят дружить, которым не хватает домашнего тепла? 

Мы пригласили шестерых ребят — пятерых из Бирмы и одного из Эритреи. 

Дети зажглись. Закипела работа, начали строиться планы. Во что мы будем играть? Что мы будем есть? Мама, они не едят картошку…. А тыквенный пирог им понравится? А можно мы на улице в футбол поиграем — им же нравится — конечно, если снега не будет…

Вот так кислый лимон мы превратили в лимонад. 

Мы сидели за столом, ели русские пирожки и американскую индейку, и рассказывали свои истории. 

О. было 8 лет, когда началась гражданская война. Он помнит, как отец решил бежать с ним в Эфиопию, услышав, что там есть лагерь для беженцев. Шли пешком они пять дней, и О. помнит, как он плакал от голода и усталости. В лагере он принял христианство, а через 10 лет очутился в США. Маму он так с тех пор и не видел — но услышал ее голос два года назад по телефону, уже будучи на американской земле. Мама впервые за много лет услышала его голос — все это время она не знала, жив он или нет. 

Семья Т. бежала из Бирмы в Таиланд во время гражданской войны. Предки его племени Карен, как гласят легенды, пришли из Монголии через Тибет и осели в горах Бирмы. Родители вернулись в Бирму и теперь проповедуют о Христе в деревнях, а сам Т. заканчивает теперь образование и получает специальность тут. Т. всегда улыбается, всегда готов вести в песне, когда их просят спеть на сцене. 

Мать П. удалось переехать в США вместе со своими дочерьми, отец не смог оформить документы. 

Х. каким-то образом оказался один, 12-летний, в лагере беженцев в Таиланде — спустя некоторое время отец привел его старшую сестру, которая и вырастила его. Х. теперь играет на гитаре в нашей церкви. 

Ребята про свои «лимоны» рассказывали с застенчивыми улыбками. Не жаловались, не стонали, не взывали к жалости — рассказывали свои истории как факт.

Мы играли, пели песни, опять разговаривали. А мое материнское сердце как упало куда-то гулко, так и не могло долго очнуться. 

Передо мной сидели дети, уже много увидевшие, много потерявшие, азартные в играх и очень любящие музыку. Они могут смеяться, служить, дружить и искать повода благословить кого-то. Их видение на будущее полно надежды. 

Гости ушли, а мы стали на ус наматывать урок драгоценный. 

Дети, говорю, видите, какая трудная у этих ребят жизнь? 

Видите, как они радовались домашней пище? Как им понравилась Анечкина игра?

 Как они играли с нашей лялей?

 Как они за душу пели?

 Правда же, было нам самим в радость поделиться с ними ужином, поиграть с ними и узнать их поближе?

Бог нас так благословил, так вел, так много дал. 

Не стоит жаловаться на лимоны.

Не стоит ныть и просить чего-то другого.

Не стоит жалеть себя бедного, одинокого, сломленного и непонятого. 

Открой двери. 

Объяви себя семьей одинокому. 

Поделись с бедным. 

Выслушай сломленного. 

Помоги непонятому сделать свой лимонад. 

Потому что во всей этой поломанной нашей жизни, на этой маленькой жемчужине под названием Земля — есть смысл, если мы уповаем на Творца, который единственный сотворил нас, и держит наше дыхание в Своих руках. 

Потому что отсутствие благодарности ведет к суете и омрачению ума (Рим. 1:21). 

Потому что кратковременное наше страдание производит в безмерном преизбытке вечную славу (2 Кор. 5:17).

Подборка статей для ободрения и духовного роста

Хочу поделиться некоторыми статьями, которые ободрили меня саму!

Что кроется под нашим гневом? «Гнев – это любовь, которая стремится справиться с угрозой тому, что для нас ценно…  А когда наша любовь становится чрезмерной, наш гнев выходит из-под контроля».

Опасности пасторского служения: статья от Джона МакАртура, который недавно отметил 50-летие своего служения. Этот пастор – замечательный пример верного служения. «Многие люди просто не умеют трудиться, в особенности те, кто много учится. Они умеют делать всяческие мелочи, но не знают, как сосре­доточиться на главном: тщательном и усердном изучении Писания. В ре­зультате служение становится поверхностным, не затрагивающим основ».

Должны ли родители требовать повиновения от своих детей? Тут хорошая статья! «Родители для детей являются представителями Бога, поэтому, если их научить игнорировать Божьи заповеди, это будет иметь смертоносный эффект».

Гостеприимство всегда играло огромную роль в моей жизни как инструмент Божьей благодати. Как мы можем послужить тем, у кого нет семей? Можно стать для них своего рода приемной семьей!

Служение через разговор

Жизнь между двух миров научила меня многому. Я хожу по этой земле с разорванным наполовину сердцем и внутренне удивляюсь цельности и стабильности окружающих меня людей. Бог по своей милости научил меня не завидовать этому и не обижаться на то, что они никогда не смогут до конца понять кто я, и откуда я, а что творится в той половине меня, которая ходила по тропам, ими нехоженным.

Такая вот жизнь научила меня также, что мы все тут как странники, ходим каждый по своему пути, и делаем каждый день шаги в полной неизвестности, ведомые только одному Богу. Он позволяет нашим путям пересечься на время – и в этом Его благодать для каждого из нас. Каждый человек может оказаться инструментом благодати в Его руках в моей жизни, или я в чьей-то жизни.

Эта жизнь между разными культурами – бурятской, флоридской, ковбойской, русской, алтайской, среди образованных и не очень – научила меня быть не только чуткой к нашим отличиям, но также и ценить и высвечивать то, что может объединить совершенно разных людей в одно. То, что я не понимала многое в людях вокруг меня, заставляло меня сфокусироваться на том, что было понятным: истина во Христа везде выглядит одинаково, борьба с грехом у ковбоя не очень сильно отличается от того, как это происходит у бурята, действие Слова можно распознать везде, независимо от того, на каком языке говорится это Слово. И вместо того, чтобы ждать, когда мне представится возможность начать библейское занятие с этими людьми, я стала использовать каждую возможность в разговоре поделиться тем, что является сокровищем как для меня, так и для верующего из другой культуры – и привести разговор к тому, что действительно объединяет нас.

Разные к нам приходят в гости люди, из разных стран, разного возраста, с разным опытом. Мы с мужем давно решили, что мы хотим быть инструментом благодати в жизнях людей независимо от того, на какой срок пересекаются наши пути, и откуда эти люди. Поэтому мы готовим простой и вкусный ужин, а к нему – хороший разговор.

Служение разговора в нашей жизни, пожалуй, занимает одно из главных мест. Это служение происходит само собой, и в то же время целенаправленно. Разговор, сконцентрированный на Христе, должен быть как воздух, которым мы дышим – не потому, что так принято среди верующих, а потому, что этот разговор начался задолго до нашего появления. Иоанна 17 говорит нам, что до начала мира Отец разговаривал с Сыном о том, что Ему предстоит сделать, о нас, о прославлении через страдание, о том, как мы будем в этом мире жить, освященные истиной, наслаждаясь избытком любви Отца к Его Сыну. Поэтому для нас, принятых в Его общение через Иисуса, должно быть совершенно естественным говорить о Нем!

 Вот несколько моментов, которые всегда важны для нас:  

мы помним о главных заповедях: любить Бога и любить людей. Все в разговоре должно отражать это – нашу любовь к Богу и к человеку перед нами. Любовь к Богу движет нами, когда мы делимся о том, что Он делает в нашей жизни и приписываем Ему всю славу и хвалу. Любовь движет нами, когда мы расспрашиваем о житье-бытье человека: нам всегда очень интересно, что происходит на сердце у других, что их тревожит и радует. Любовь движет нами, когда мы пытаемся ободрить этого человека в его любви к Богу и людям.

— Мы внимательно слушаем. Искусство слушать в нашем громком мире – забытое дело. В основном люди слушают, чтобы дождаться своей очереди что-то сказать. Но это не настоящее общение! В настоящем разговоре с настоящим слушанием происходит обмен мыслями и чувствами: я впитываю то, чем делится человек передо мной, и отвечаю на это, а не просто жду, когда я могу вылить свое. Отвечаю не только хмыканьем и киванием головой, но словами и ответными вопросами. Настоящее слушание также означает, что я не буду переводить разговор на себя. Настоящее слушание также не означает, что я мысленно отслеживаю недостатки говорящего. Стоит ли упоминать, что мы не смотрим на наши телефоны при разговоре?  

мы делимся открыто о том, что происходит в нашей жизни. И опять при этом надо помнить о принципе любви к Богу и любви к людям. То, чем я поделюсь, должно отражать Его характер, и должно показать реальность искупительной работы Духа во мне. Это требует некоторой дисциплины: не надо выливать на людей массу деталей и занимать много времени, но хорошо продумать ответ, чтобы он мог ободрить слушающих, а не утомить. Я думаю: как то, чем я поделюсь, может превознести Иисуса? Поможет ли это человеку любить Иисуса больше? Независимо от того, делюсь ли я победой в Нем, или полным провалом, как я могу направить наш разговор на живую надежду, которая нам доступна только во Христе? Совет: если это не понятно мне самой, то не будет понятно и окружаюшим. Не надо формулировать сырые мысли вслух при всех. Из любви ко всем можно подумать о том, как ясно выразиться, чтобы это было в назидание и ободрение.

— мы много смеемся. Смех – лекарство для души! Шутки и ерничанье – дар от Него и могут быть инструментами благодати, как и серьезный разговор.

— мы не боимся поднимать актуальные вопросы, которые бродят в головах людей на данный момент. Вопросы могут служить своего рода лопаточкой, которая может вскрыть настоящие позиции людей, высветить заблуждение и дать возможность произнести истину.

— мы часто обсуждаем Писание! Даже если среди нас есть нехристиане, мы не оставляем эту часть нашей жизни под столом, но говорим открыто. Были напряженные моменты, но все-таки было больше тех моментов, когда начали задаваться глубокие вопросы.

мы не ставим целью: глубокий разговор! Наша цель всегда: как показать любовь к Богу и людям через общение.

Вот тут я поделилась некоторыми из вопросов, которые часто обсуждаются на наших посиделках.

Напишите в комментариях, какие вопросы помогают вам завести хороший разговор!

Духовное материнство

20 лет назад, в мое студенчество, когда я приходила к ним домой голодная эмоционально и духовно, больная и усталая физически, она усаживала меня за свой стол со своими малышами, кормила простой и сытной пищей, наливала мне кофе, терпеливо ждала, пока я насмотрюсь на то, как расплывается витками в моем кофе молоко и начинала кормить меня духовной пищей. Они сделали меня частью своей семьи.

Я много молчала тогда, не зная еще ни себя, ни Бога, к которому она меня приводила. Ее тонкие и осторожные вопросы были как лопатка, которая проникала под поверхность моей хорошо продуманной личины и приоткрывала что-то, еще мне самой непонятное, и потому тщательно скрываемое.

Много чего она мне рассказала.

— о полной истории Библии и о том, какое место в нем занимаю я, и ресурсы, которые дал мне Бог

— о моем внутреннем мире, как его видит Бог и о том, что Он хочет сделать в моей жизни

 — о своих отношениях с мужем и детьми и о том, как Благая Весть пронизывает каждое ее решение в этих отношениях

— о своей любви к Слову, о том, что ей было непонятно, дорого, любопытно

— о своем росте в образ Иисуса, который был явен поверх культуры, к которой она принадлежала

Я перечитала все книги, которые были на ее полках, и которыми она дорожила. Я порылась в ее карточной системе, которую она создала, чтобы заучивать стихи. Постепенно научилась задавать вопросы, и я увидела в ней радость от этого. Я видела, как она страдает от разных обстоятельств и как она переносит с кротостью все, что преподносили ей сибирская зима, проблемы в церкви, разногласия в служении, отдаленность от семьи. Видела и ее твердую надежду на Его слово и Его дух, которые, как я думаю, не позволяли ей проронить ни одного циничного слова. И видела через все постоянно меняющиеся ритмы – ее дисциплину. Время в слове, молитва, общение в церкви, служение, фокус на Христа во всем. Повтор.

Я краем глаза наблюдала на собраниях, как она всегда целенаправленно подходила к людям и заводила разговор, от которого лица у людей процветали, сердца свежели от нового прилива радости. Я видела, как она с терпением и истиной наставляла своих расшалившихся детей.

И сейчас, 20 лет спустя, я вижу все то же самое. Тонкие вопросы, чуткое внимание ко всему и вся и даже к тому, что не высказано; глубокие обдуманные ответы. Кофе и вкусный здоровый завтрак. Рекомендация хорошей книги, которую – вот надо же! – я тоже прочитала уже, и которая так же коснулась меня особенным образом. Абсолютное отсутствие каких-либо жалоб (холодная палатка, мокрые ботинки – есть на что посетовать). Руки, постоянно занятые работой. Сердце, находящееся в постоянной молитве обо всем, что происходит вокруг. И даже подумала о подарках и смешном фартуке для сценки.

Духовное материнство – самое обыкновенное из чудес. Чудо, потому что совершает работу все-таки Бог, а не человек, будь то духовная мама, или дочь. Какие усилия она ни приложила бы, если бы на это не было воли Небесного Отца, никакие мои глаза не смогли бы увидеть красоту Иисуса в ее жизни. И как бы я ни пыжилась стать как она, если бы не Святой Дух, я б давно упала в самолюбие, корысть, погоню за миром, ропот. Чудо обыкновенное, потому что происходит через самые обыденные, доступные нам средства. Слово, молитва вместе, глубокое общение, гостеприимство, служение вместе, честность. Постоянное, вдумчивое присутствие. Живой интерес к тому, что происходит под корочкой. И даже постоянные молитвы – я до сих пор получаю от нее записки о том, что она молится обо мне.

Павел и Иоанн ободряли постоянно в своих письмах людей пребывать в истине и любви. Эти две составляющие я и вижу до сих в этой мудрой женщине, и молюсь о том, чтобы это было во мне, когда наливаю кофе студентке, пришедшей поговорить, или выискиваю кого-то на собрании, чтобы пообщаться, когда готовлю кому-то ужин или знакомлюсь с кем-то на детской площадке. Чудо духовного материнства происходит через самые что ни на есть обыденные средства.