О подростках

Как часто слышу: «Ну держись, мама! У вас в доме завелся подросток!» Или качают головой: ох! у вас их целых три!!

И подобные тому предупреждения, сетования.

А я смотрю на неё и думаю — неужели это правда, что передо мной какое-то новое существо, к которому нужен особый подход, а терпения-то надо воз и маленькую тележку?  Неужели правда, что послушание и надежность, которые стали такими привычными в ней, обязательно должны уступить место бунту, эмоциональным взрывам и неуравновешенности?

Неужели все то, чему мы стремились ее научить, будет отброшено, как и ее старая куртка, у которой рукава почему-то стали короче за зиму — все эти уроки, наставления, увещевания и видение уже не смогут поместиться — или сдержать? — ее возросшее я?

Как приготовиться к тому, на что меня настраивает мир? Как мечтать? О чем молиться? Как любить?

Но что мне слушать мир, который к этому и стремится — сам бунтует против Своего Творца и других настраивает на это. Обрисовал подростковый возраст как период стремления к самовыражению, приготовил почву для того, чтобы ребенку дозволили это стремление выразить себя с тем, чтобы она потом и шла по жизни, стремясь выразить и реализовать себя любой ценой.

В мире, в котором себялюбие и есть высшая добродетель.

В котором не выразить себя — преступление.

В котором грех — упустить возможность. Грех — остаться на задворках, незамеченным, с неудовлетворенными нуждами и стремлениями.

Человек — вот самоцель, и его развитие — вот высший смысл его жизни.

А Творец говорит, «Что стрелы в руке сильного, то сыновья молодые» (Псалом 126:4).

Даже тот, кто ни разу не стрелял из лука, может хорошо себе представить процесс.  Навести лук, натянуть тетиву — это только пол-дела. Казалось бы, натянул, да и стреляй.

Но не все так просто.

Эти секунды, а иногда минуты, длятся целую вечность — это самый напряженный момент. Задерживается дыхание, даже на слова нельзя его потратить, и все внимание направлено на цель. Тетива тугая, силы нужно приложить немалые, чтобы натянуть ее до конца — если натянешь слишком мало, стрела не долетит, слишком сильно — улетит слишком далеко, испугав оленя, и испортив все шансы на добычу. Прицелиться надо метко, на смерть — раненный олень от испуга и боли ускачет далеко, распугает всех животных в округе и умрет бесполезной, мучительной смертью где-то далеко — вдали от нашего морозильника.

От долгого натяжения тетивы могут устать руки. Может заболеть и свести плечо. Но держать надо совершенно неподвижно, потому что олень поразительно метко подмечает все малейшие движения.

Этот вот момент и имеется ввиду в Псалме. Так называемый «подростковый период» — не должен быть временем, когда мы попускаемся и предоставляем полную свободу стреле, натягивая тетиву как придется. Это — самое напряженное время, время целенаправленных усилий, окультуривания, направления.

У этой стрелы есть определенная цель, предопределённая Богом, и мы только подведем его, гарантируя провал, если отпустим его на самотек, предоставив ему самому «найти себя» — вместо того, чтобы помочь ему найти эту цель, этот смысл.

Это время — время затаенного дыхания. Время постоянного видения цели перед собственными глазами. Время роста для нас самих — и служения этому мальчику, пока не придет время выпустить его из лука.

Поэтому откладываю на потом мои амбиции и планы и мечты. Времени осталось мало, а еще так много надо успеть.  Поэтому учу изо дня в день любить ближнего, заботиться о своих делах, молиться и читать Слово. Поэтому учу ее, как ухаживать за домом, за своими вещами, работать, прилагая все усилия. Поэтому учу ее распоряжаться временем, деньгами, навыками. Поэтому учу ее жертвовать и уступать.

Не потому, что так должны, дескать, поступать хорошие христианские дети. Или приличные дети пастора. Или потому, что так велит обычай наших предков. Такой подход — все тот же гуманизм по сути, согласно которому в центре всего стоит человек. Этот подход мало чем отличается от мирского «самовыражения».

Но потому, что все это — подготовка его, как стрелы, чтобы она могла долететь до цели, поставленной Богом. Чтобы эта стрела прославила своего Творца, на что она и была создана.

Раковина, подросток, и о чем стоит воевать

Я часто слышала от друзей: когда у тебя дети будут подростками, ты будешь жить по принципу, который по-английски звучит так: «Pick your battles». А на русский это можно перевести так: будь разборчива в том, о чем затеять войну.

Потому что в этом возрасте многое, что кажется значительным на данный момент, в свете всей жизни – моей и ребенка – на самом деле не имеет такого большого значения. Родитель в этот период двигается от темпа, когда он обговаривал с малышом каждую деталь жизни и направлял его на каждом шагу, к тому неудобному и полному тревоги времени, при котором он постоянно находится в поисках баланса: что сказать, как много сказать, когда промолчать. Где направить советом, а где дать ему упасть.

Совершенное молчание неуместно пока – по крайней мере до тех пор, пока он не покинет нас. И даже когда он станет взрослым, я надеюсь, что у нас будут настолько доверительные отношения, что мы сможем дать совет и не бояться при этом оттолкнуть его.

Соломон написал свои Притчи юноше (то бишь подростку), и ключевой фразой в первых 7 главах является «слушай мои слова», «приклони свое ухо», «будь внимателен» — они повторяются около 15 раз. Наше воспитание должно быть каналом, через которое мы передаем Божью мудрость: сами дети ей не научатся и, оставленные на самотек, они будут жить по курсу, который выбирает за них плоть, сатана и мир. Соломон призывает и убеждает юношу послушать его, потому что он глубоко убежден в верности, ценности, прибыли, совершенстве и сладости мудрости, которую он хочет передать.

В этом отношении наше хождение рядом с ребенком мало отличается от духа Павла, который не боялся использовать весьма сильные выражения: «Я умоляю вас». И в этом плане наше общение с ними должно отражать все повеления, данные нам для общения внутри церкви: мы призваны говорить истину друг другу в любви (Еф. 4:11-16), предупреждать друг друга, наставлять друг друга.

Но у этого есть и обратная сторона: мы призваны говорить эту истину с любовью: без любви эта истина превращается в жесткий свет и черно-белое восприятие, требовательность и нетерпение к отклонениям от стандарта. Находясь под влиянием любви – из стремления оказать добро этому человечку, мы, как родители будем стремиться к тому, чтобы наши слова и разговоры способствовали его росту, а не придавливали его тяжелым грузом.

Сохранять этот баланс ох как непросто. На этот баланс нужны силы, постоянная зависимость от Бога, и далеко идущее видение: я хочу, чтобы в его жизни пришло Царствие Божье, и чтобы он мог свое сердце отдать милосердному, святому, верному Богу. И для такой вот любви нужно много умирать для себя, и видеть этот период как возможность углубить отношения — с Богом, и с этим ребенком.

И вот пришлось мне на днях применить принцип «разборчивости-в-том-о-чем-затевать-войну».

Эти несколько недель нашу семью немного потряхивало: на одного нашего ребенка свалился не только сложный период в алгебре, но и гормоны. Что сказывается на всем вокруг него, и выливается через колкие слова и нетерпение.

Жить рядом с таким ежиком, пыхтящим над уравнениями – само по себе испытание, которое мы не просто призваны терпеть, но и как-то помочь ему пройти через этот период и созреть в своей вере, узнать себя, полюбить Благую Весть, узнать силу Христа, которая может произвести в нем плод даже посреди несходящихся уравнений и пляшущих гормонов.

Чтобы себя чем-то отвлечь, он иногда что-то мастерит, и вот после одного из таких «отвлечений» он обмызгал масляной краской мою новенькую раковину – ту самую, о которой я так радовалась при каждой стирке: маме мало надо, чтобы порадоваться. Вместо старой 20-тилетней, которая смотрела на меня каждую стирку своей неотмывающейся грязью, теперь на меня смотрит моя новенькая, но в разводах от масляной краски.

И пока я оттирала ее, пытаясь вернуть ей прежнюю белизну, я настраивала свое сердце. Импульс говорил: иди, твердым голосом вырази свое неудовольствие, что последней радости при стирке тебя лишили. Кто испортил мою раковину??

Но Дух говорит: как любовь к моему ребенку и страх перед Богом могут повлиять на мой ответ в этой ситуации? И мудрый, терпеливый ко всяким передрягам жизни и к моим прихотям, муж сказал: «будь-разборчива-о-чем-затевать-войну». Мы многое с этим ребёнком сейчас обсуждаем, и есть вещи гораздо важнее, чем эта раковина.

Повздыхала над раковиной. И решила, что мне Царство Божье в жизни этого ребенка важнее моей радости при стирке. Что грех, привязавшийся к сердцу этого мальчика, у которого ямочки на щеках еще малышовые, а плечи уже твердые и поднять меня может – серьезнее, чем грязь вот в этой раковине, и отщипленные листочки на моих суккулентах. Ну и что, что в моем доме мало красивых вещей, несломанных, а чистота и порядок по Мари Кондо не хотят задерживаться надолго. Не о них ведется настоящая война – а бушует война вокруг нас за его сердце.

Упомянула ли раковину ему?

Упомянула, но с другой целью: дать ему совет о том, как обращаться с масляными красками в будущем. Сверкнул в мою сторону своими ямочками: ага, мама, хорошо.

Мой новый враг в материнстве, или как мой ребенок обличил меня

«Мама, ты боишься за меня». Вот такие слова выпали из уст моего мужчины-мальчика.

Мы сели, чтобы поговорить о расписании на новый семестр. В этом году он взял 4 курса на дистанционном обучении, работает два дня в сервисной компании (борется с плесенью в частных домах, последствиями пожара и т. п.), помогает в детском служении, пытается строить дружеские отношения с ребятами из церкви, увлекается пианино, гитарой.

Помимо этого нужно заниматься физкультурой, читать хорошие книжки, и конечно же, Библию. Помогать соседке, учить пианино маленьких детей, читать книжки пятилетней сестре, быть большим братом младшим брату и сестренкам. Я много чего хочу сказать и внушить ему.

А я в ночь перед тем разговором лежала придавленная переживаниями о том, как он в своей взрослой самостоятельной жизни не научится распределять время, провалит экзамен, подведет людей, потратит зря деньги. Намотала такой клубок, что, сев с ним за его расписание, я невольно передала ему это вот расположение духа.

Тревожное. Нездоровое. В ночи неотданное Богу, который все держит в Своих руках.

И вот так я посмотрела в лицо своему новому Врагу.

Когда он был маленький и шебутной, с упрямой головой, и когда был в доме непрестанный хаос игрушек и прыгания по диванам, моим врагом был гнев и раздраженность. Его я хорошо тогда узнала, не только когда он поднимает свою уродливую голову, но и что стоит за ним, что движет этим гневом. Тогда, в те «маленькие годы», я увидела, какая я, оказывается, ленивая, и насколько сильно мой мир сконцентрирован на мне, любимой, и на моем спокойствии.

Теперь, когда он водит свой пикап с огромными колесами, и сам себя записывает на курсы в колледже, я вижу, что моя духовная борьба нашла себе нового врага.

Тревога.

Услышав эту правду в его словах: «Мама, ты боишься за меня», и посмотрев в лицо этому врагу Тревоге, которому только и надо, чтобы страх расползался по сердцам и вытеснял всякую веру, я просто обмерла.

Вот так, резко, на полушаге, должен смениться теперь мой курс: от борьбы с гневом – к борьбе с тревогой. Вот так, на полуслове, поток моих мыслей был прерван и высвечен: этот поток льется из нездорового источника.

на Радужном перевале в горах Роки, высота 3314,7 метров, июнь 2019 — радуга была прямо под нами в ущелье

Вечером подозвала его:

Прости меня, если я тебе передала мою тревогу. Я всем сердцем хочу наставить тебя на мудрый путь, и как мама, я вижу далеко идущие последствия. Но я также верю в Бога, который держит все в своих руках. Я верю, что Он начал Свою работу в тебе, и Он будет вести тебя и закончит эту работу. Я верю, что Он не оставит и не покинет тебя. Ищи Его, бойся Его – и помни, что я молюсь о тебе. И я помогу тебе, в чем бы ты ни нуждался.

И потом, вечером, скажу себе: надо посмотреть хорошенько в лицо этому врагу и высветить его светом Слова из Мф. 7:19-34.

Иисус говорит нам не тревожиться (7:25-34), но начинает Он этот разговор со слов о том, что является сокровищем нашего сердца (7:21). Мы прилипаем своим сердцем к какой-то идее и мечте, и когда она подвергается какой-то опасности, вот тогда сердце начинает дрожать и тревожиться. Но сердце, прилипшее к Богу понимает, что

  • Если Бог заботится о своих незначительных творениях, то и позаботится о нас и о моих детях: «Неужели вы менее ценны, чем птицы?» (7:26).
  • Что Тревога – дело совершенно пустое, не приносящее никакого результата! Я не могу с помощью тревоги удлинить и обезопасить жизнь своему ребенку: «И кто из вас, беспокоясь, может продлить себе жизнь хотя бы на один час?» (7:27).
  • Что в тревоге я уподобляюсь людям, которые вообще не знают Бога! Это им нормально тревожиться и беспокоиться – ведь у них нет живого Бога, сотворившего небо и землю, который сам себя назвал Эммануил, Бог-с-нами: «Ведь язычники только обо всем этом и думают, но ваш Небесный Отец знает, что вы нуждаетесь во всем этом» (7:32).
  • что тревога противоположна исканию Божьего Царства. В этой тревоге высвечивается, что на самом деле я хочу получить в этой жизни: «Прежде всего ищите Царства Божьего и Его праведности, и это все вам тоже будет дано» (7:33).

И задать себе со всей честностью вопрос для того, чтобы обдумать его в ночи – к чему там мое сердце так прилипло. Что я на самом деле ищу?

И как тогда, в маленькие годы, я сказала себе и принесла себя всю, со всеми своими растрепанными нервами, перед Отцом, через кровь Иисуса – Помоги мне, Отец, не воспитывать этих детей из гнева. Помоги мне преодолеть раздраженность. Помоги мне наслаждаться хаосом и не срываться с катушек.

Так и сейчас помолюсь: помоги мне не воспитывать своих детей из тревоги и беспокойства и страха. Им не нужно нести бремя моего неверия на себе – они должны сами найти мудрость нести свое собственное бремя. Помоги мне верить в Тебя. Помоги мне вести этих детей в уверенности в Твоем присутствии и заботе.

Воскресная подборка ресурсов для духовного роста

Я могу присоединиться к каждому из советов, приведенных тут. Для разговоров с подростками надо столько мудрости!

Мне нравится этот блог и эти мысли: «Я слышу много голосов в этом мире, которые говорят: «Зачем ты тратишь время на это? Почему ты сидишь дома? Зачем ты училась так долго? Почему…» Слушая чужие голоса, можно заблудиться, но слушающий Слова Христа всегда знает путь, по которому идти». 

Пастор и депрессия. Может ли пастор впасть в депрессию? Вот тут хорошая статья для пастора, который находится в депрессии. «Я был пастором, и я был в депрессии…Депрессия была похожа на темную, витиеватую пещеру, но присутствие кого-то, кто знал мою боль не понаслышке, было похоже на голос в темноте, пробуждающий надежду на то, что выход есть».