О подростках

Как часто слышу: «Ну держись, мама! У вас в доме завелся подросток!» Или качают головой: ох! у вас их целых три!!

И подобные тому предупреждения, сетования.

А я смотрю на неё и думаю — неужели это правда, что передо мной какое-то новое существо, к которому нужен особый подход, а терпения-то надо воз и маленькую тележку?  Неужели правда, что послушание и надежность, которые стали такими привычными в ней, обязательно должны уступить место бунту, эмоциональным взрывам и неуравновешенности?

Неужели все то, чему мы стремились ее научить, будет отброшено, как и ее старая куртка, у которой рукава почему-то стали короче за зиму — все эти уроки, наставления, увещевания и видение уже не смогут поместиться — или сдержать? — ее возросшее я?

Как приготовиться к тому, на что меня настраивает мир? Как мечтать? О чем молиться? Как любить?

Но что мне слушать мир, который к этому и стремится — сам бунтует против Своего Творца и других настраивает на это. Обрисовал подростковый возраст как период стремления к самовыражению, приготовил почву для того, чтобы ребенку дозволили это стремление выразить себя с тем, чтобы она потом и шла по жизни, стремясь выразить и реализовать себя любой ценой.

В мире, в котором себялюбие и есть высшая добродетель.

В котором не выразить себя — преступление.

В котором грех — упустить возможность. Грех — остаться на задворках, незамеченным, с неудовлетворенными нуждами и стремлениями.

Человек — вот самоцель, и его развитие — вот высший смысл его жизни.

А Творец говорит, «Что стрелы в руке сильного, то сыновья молодые» (Псалом 126:4).

Даже тот, кто ни разу не стрелял из лука, может хорошо себе представить процесс.  Навести лук, натянуть тетиву — это только пол-дела. Казалось бы, натянул, да и стреляй.

Но не все так просто.

Эти секунды, а иногда минуты, длятся целую вечность — это самый напряженный момент. Задерживается дыхание, даже на слова нельзя его потратить, и все внимание направлено на цель. Тетива тугая, силы нужно приложить немалые, чтобы натянуть ее до конца — если натянешь слишком мало, стрела не долетит, слишком сильно — улетит слишком далеко, испугав оленя, и испортив все шансы на добычу. Прицелиться надо метко, на смерть — раненный олень от испуга и боли ускачет далеко, распугает всех животных в округе и умрет бесполезной, мучительной смертью где-то далеко — вдали от нашего морозильника.

От долгого натяжения тетивы могут устать руки. Может заболеть и свести плечо. Но держать надо совершенно неподвижно, потому что олень поразительно метко подмечает все малейшие движения.

Этот вот момент и имеется ввиду в Псалме. Так называемый «подростковый период» — не должен быть временем, когда мы попускаемся и предоставляем полную свободу стреле, натягивая тетиву как придется. Это — самое напряженное время, время целенаправленных усилий, окультуривания, направления.

У этой стрелы есть определенная цель, предопределённая Богом, и мы только подведем его, гарантируя провал, если отпустим его на самотек, предоставив ему самому «найти себя» — вместо того, чтобы помочь ему найти эту цель, этот смысл.

Это время — время затаенного дыхания. Время постоянного видения цели перед собственными глазами. Время роста для нас самих — и служения этому мальчику, пока не придет время выпустить его из лука.

Поэтому откладываю на потом мои амбиции и планы и мечты. Времени осталось мало, а еще так много надо успеть.  Поэтому учу изо дня в день любить ближнего, заботиться о своих делах, молиться и читать Слово. Поэтому учу ее, как ухаживать за домом, за своими вещами, работать, прилагая все усилия. Поэтому учу ее распоряжаться временем, деньгами, навыками. Поэтому учу ее жертвовать и уступать.

Не потому, что так должны, дескать, поступать хорошие христианские дети. Или приличные дети пастора. Или потому, что так велит обычай наших предков. Такой подход — все тот же гуманизм по сути, согласно которому в центре всего стоит человек. Этот подход мало чем отличается от мирского «самовыражения».

Но потому, что все это — подготовка его, как стрелы, чтобы она могла долететь до цели, поставленной Богом. Чтобы эта стрела прославила своего Творца, на что она и была создана.

Воскресная подборка ресурсов для духовного роста

Я могу присоединиться к каждому из советов, приведенных тут. Для разговоров с подростками надо столько мудрости!

Мне нравится этот блог и эти мысли: «Я слышу много голосов в этом мире, которые говорят: «Зачем ты тратишь время на это? Почему ты сидишь дома? Зачем ты училась так долго? Почему…» Слушая чужие голоса, можно заблудиться, но слушающий Слова Христа всегда знает путь, по которому идти». 

Пастор и депрессия. Может ли пастор впасть в депрессию? Вот тут хорошая статья для пастора, который находится в депрессии. «Я был пастором, и я был в депрессии…Депрессия была похожа на темную, витиеватую пещеру, но присутствие кого-то, кто знал мою боль не понаслышке, было похоже на голос в темноте, пробуждающий надежду на то, что выход есть».

Урок об изучении Библии из кухни

Режу лук и говорю своему ребенку, крутящемуся вот тут, рядом: иди сюда, я покажу тебе кое-что, о чем сама много думаю. Как моя мама говорила: детям где тесно, там и место: где происходит больше всего действия, там они и будут копошиться.

Пока он тут, покажу ему небольшой урок.

Разрежем луковицу пополам и покажу сердцевину: представь, что стих из Библии – это сердцевина луковицы. А все эти слои вокруг нее – это слои контекста.

Первый слой – это стихи, окружающие нашу сердцевину.

Второй – вся глава.

Третий – все послание/книга Библии.

Четвертый – контекст учения этого автора в других местах.

Пятый – исторический контекст.

Шестой – контекст Нового Завета.

Седьмой– контекст всего Писания.

Из этого следует, что:

— Библия – одна история, части которой составляют единое целое. Слои контекста взаимодополняют друг друга и составляют одну большую картину. Прислушивайся к этим слоям.

— сердцевина не будет противоречить или говорить что-то отличное от остальных слоев: эти слои являются самым мощным фактором в определении значения индивидуального стиха. Уважай слои контекста.

— мы должны проявлять уважение к Писанию и не вырывать сердцевину из ее контекста. Позволь Библии самой объяснить, что имеется в виду под тем или иным стихом.

Вместо этого вы видим везде, как люди берут стих, не обращая внимания на контекст, пытаются разъяснить его. Они ставят этот стих в контекст своих собственных мыслей и своего собственного опыта – так что в конце сердцевина луковицы уже перестает быть ею, а чем-то совершенно другим. Слова на странице вроде бы говорят одно, но смысл в ходе рассуждений получился совершенно иной. Проявляй осторожность в том, как ты разбираешься со словом Бога и в своих суждениях о нем. Делая выводы о стихе, думай всегда: если бы Павел стоял рядом со мной, согласился бы он с моими мыслями? Сказал бы Иоанн: да, я именно это имел в виду?

Разбирать Писание и преподавать его – не луковицу разрезать, и понимание его требует немалых усилий, смирения и подчинения Святому Духу, который и написал Слово. Но именно преподавание всего совета Божьего таким, как оно подразумевалось первоначальными авторами, и должно способствовать зрелости верующих:

Я стал ее служителем по поручению Бога, чтобы представить вам во всей полноте Его слово, которое оставалось тайной для людей из века в век и из поколения в поколение, а сейчас оно открывается Его святым. Бог захотел открыть им, как велико и для язычников богатство славы этой тайны, которая заключается в том, что Христос живет в вас. Он ваша надежда на будущую славу. Мы возвещаем о Нем, наставляя и уча каждого человека. Мы используем всю мудрость, чтобы сделать каждого зрелым христианином. Ради этого я, собственно, и тружусь, и борюсь, применяя силу, исходящую от Него, которая мощно действует во мне (Кол. 1:25-29).

Когда в воспитании встала ребром проблема

Иногда будни с детьми, которые и так полны постоянной работой над их характером и греховной тенденцией думать только о себе, прерываются Проблемой. Вдруг, откуда ни возьмись, у ребенка проявляется черта, которая до этого или была просто незаметна, или тщательно маскировалась, или появилась под чьим-то влиянием. По началу я впадала в тревогу: все наши труды пропали зря, ребенок только глубже уходит в грех, он никогда не станет похожим на то, что описано в моей книжке. А вдруг мы опоздали с формированием благочестивого характера? (Я не говорю о тех качествах, которые ребенку невозможно изменить или на которые потребуются годы постепенной зрелости его личности: рассеянность, медлительность, шумливость и т.д.)

Стоп, говорю себе, и заодно отметаю мысли о том, что могут подумать другие о моем ребёнке. И задаю себе другой вопрос, важнее всего остального: откуда у ребенка это? Что говорит Библия об этом?

Библия говорит нам, что к сердцу ребенка привязалась глупость. Глупость в контексте Причт и Псалма 13 означает отрицание Бога, непризнание его авторитета. По сути, у ребенка внутри крепко сидит то, что заставило и Адама вкусить от запретного плода, а именно, стремление быть самому себе богом. Не надо мне говорить, что и как делать, я сам хочу решать и определять, что даст мне настоящую жизнь, а что нет. Другой аспект греха Адама, который передался нам – это поиски счастья отдельно от Бога, и Его слова. Адаму и Еве не было достаточно того, что они имели до своего грехопадения. Не было им достаточно общения с Триединым Богом, и всего, что Он дал им, им стало тесно в границах, очерченным Им.

Вот это стремление быть самому себе авторитетом и получить удовольствие отдельно от того, что я, через Бога, даю своим детям, я и вижу в своих детях. Целью воспитания в какой-то мере является наставление ребенка в том, чтобы он увидел себя в истинном свете, что не он – бог, а Творец, который и имеет Свою волю на его жизнь. Чтобы ребенок полюбил эту волю и научился признавать ее как единственный источник значимости и счастья в этом мире.

И поэтому, когда выявляются проблемы в их поведении, об этом я должна помнить и к этому постоянно вести разговор. Стал ли ребенок лгать постоянно? Стал ли он грубить? Прежде чем думать о том, какие последствия на него наложить за это, необходимо высветить, какую цель преследовал ребенок в этом. Лень может быть своего рода поиском счастья вне рамок, наложенных мной, обходя повеление Бога работать. Драчливость – поиск значимости за счет другого человека. Ложь – поиск счастья за счет искажения истины, или поиск значимости вопреки тому, что говорит Бог об определенной ситуации. Я лгу, потому что мне не нравится настоящее положение, и я хочу изменить ее, поэтому я прибегу ко лжи. А тот факт, что Бог осуждает ложь, я могу отмести в сторону, потому что я сам себе бог.

Ребенок, конечно, не все может ясно и четко разложить по полочкам. Он движется зачастую под действием импульса, не засекая при этом того, что происходит в его голове. В этом и состоит по большей части роль родителя: показать, как грех Адама, нам известный, имеет свой отпечаток на нас, в наших тайных уголках, и каков ответ Бога на это.

Поэтому работа над сорняками у нас происходит по такой схеме – причем мы говорим настолько глубоко, сколько может поместиться в их сердце. Дети могут больше понять и усвоить, чем кажется!

— Обличение: либо прямое (твой поступок – грех), или через наводящие вопросы, по примеру пророка Нафана (2 Царств 12).

— Разговор\наставление: что ты хотел получить через этот поступок? Что тебе очень сильно хотелось? Почему то, к чему ты стремился чрез этот поступок, неверно и плохо? Как этот поступок не соответствует главным заповедям: любить Бога и любить людей? Как этот поступок противоречит характеру Бога?

— Смотрим на Слово: Что Библия говорит об этом грехе? Что Библия говорит о том, что ты хотел получить? Что говорит Библия о надежде для нас через Христа?

— Молитва вместе: тут можно помочь ребенку, показав, как мы исповедуем грех (говорим Богу, в чем мы согрешили) и просим Бога помочь нам слушаться Его. Мы не можем самостоятельно произвести плод, который ожидает Бог. Частью нашего ученичества с детьми является именно это: наставление их в том, что они беспомощны без Него, но Бог всегда дает нам то, что Сам с нас спрашивает. Благодарим Бога за Христа и искупление, через которое мы можем быть детьми Бога! Каждое прегрешение ребенка, каждая проблема должны быть возможностями для нас преподать их сердцам Евангелие: об их полной неспособности слушаться Бога, о том, что Бог послал Своего Сына умереть за наши грехи, чтобы дать нам новую жизнь и сделать нас Божьими детьми. О том, что теперь через Его Дух Он может научить нас и дать нам силы слушаться Его и быть похожими на Него.

— Последствия: мы взвешиваем согрешение и стараемся быть последовательными. Взвешиваем свое собственное сердце: почему одно наказание суровое, а другое – полегче? Помним о том, что цель наказания – не кара и восстановление справедливости, но научение и восстановление отношений. Был совершен грех, что-то было сломано этим грехом, и это требует восстановления.

Такая работа требует времени и немалых эмоциональных сил. Не стоит ждать перемен сразу: для того, чтобы слово принесло плод, необходимо время и посвященность, которая не просто нацелена на результат, а на сам процесс послушания как родителя. Этот процесс также должен помочь мне, как родителю, понять глубже свою зависимость от Бога и благодарность за Евангелие – в чем, как мне кажется, Бог очень даже заинтересован.

Вот тут я поделилась примером наших разговоров о лжи и зависти (буду по возможности пополнять ее).

Мне часто задают вопрос – как разговаривать с ребенком, который еще Христа не принял? Если он не способен слушаться без Божьего Духа, то какой смысл тогда требовать это от него?

Здесь надо вспомнить, что мы учим детей тому, что плохо и что хорошо в первую очередь потому, что закон отражает характер Бога, а не потому, что это им под силу или не под силу. Грех искажает человеческое понимание Бога, и поэтому родителям дано наставление воспитывать детей в Господе, что значительно отличается от простой моральной установки: лгать плохо, тебе никто не будет доверять. Драться плохо, потому что с тобой никто не будет дружить. Такая установка, конечно, эффективна для воспитания морально приемлемых детей, но не детей, которые будут угодны Богу.